Олигархи всех стран — соединяйтесь?

0
89

Чем плох казахстанский конфликт?

Гибнут люди. Под горячую руку могут попасть и, наверняка, попадают и ни в чем не повинные.

А чем хорош этот конфликт?

Хорош тем, что каждый дает ему свое объяснение — в подтверждение своих идеологических установок, прежних прогнозов, а также мечтаний или опасений на будущее. Из разных источников можно найти факты в подтверждение любой версии первопричин событий и самых разнообразных прогнозов их развития. Все с увлечением обсуждают судьбы и перспективы дальнейшего «елбасостроительства» на постсоветском пространстве, деликатно именуемого «транзитом», примеривают происходящее к нам, к России, обсуждают геополитические выигрыши и риски России от происходящего в Казахстане и нашего вмешательства в конфликт.

В чем трудность нашего положения?

В том, что нет оснований доверять ни одному слову ни одной стороны. Причем, как стороны конфликта, так и «третьих» сторон — вовлеченных и привлеченных.

Что настораживает?

Отнюдь не публично озвучиваемые геополитические угрозы. Но, прежде всего, то, что и с нашей стороны все начинается опять, мягко говоря, с лукавства.

Первое. Какой контингент ОДКБ, пусть даже в связи с «внешней агрессией», введен в Казахстан по просьбе его руководства?

«Миротворческий».

То есть, две стороны конфликта дали свое согласие на разведение сторон, и мы готовы быть между ними гарантами поддержания мира или хотя бы перемирия — так?

Но на деле ведь нет ничего подобного.

Если сторонами конфликта являются власти Казахстана и мирные протестовавшие против повышения цены на газ, то зачем между ними вооруженные десантники? Очевидно, незачем.

А если стороны — власти Казахстана и какие-то группировки вооруженных бандитов и наемников (как характеризуют противника власти Казахстана), то причем здесь миротворчество и «миротворческий контингент»? Разводить (во всяком случае, в прямом смысле этого слова) некого. Нет сторон, договаривающихся о мире или перемирии. И, как минимум, одна сторона — власти Казахстана — объявила об уничтожении противника огнем на поражение без предупреждения. Какое уж тут «миротворчество»?

Второе. Введение войск ОДКБ в страны-участницы соглашения по просьбе их руководства предусмотрено на случай внешнего вмешательства, внешней агрессии. О чем, разумеется, незамедлительно и заявлено. Но кто внешний агрессор?

Похоже, никак не могут договориться, кого таковым окончательно считать. Пока — некие внешние злые силы. То ли «исламисты», то ли «байденисты». Но пленных или хотя бы убитых в боях реально иностранных бойцов, не говоря уже о военнослужащих каких-либо зарубежных армий, пока не зафиксировано, во всяком случае, публичности факты не приданы. Или акт внешней агрессии совершил предъявленный киргиз, вроде как, специально приехавший бесчинствовать и мародерствовать за двести долларов?

Болтовню же всякую с умным видом о «гибридном вмешательстве» предлагаю всерьез не рассматривать. Хотя бы потому, что под нее всегда можно подвести вообще все, что угодно — без ограничений. Например, ты — повысил цену на топливо и пенсионный возраст, а соседнее государство — понизило. Все: гибридное вмешательство! Действительно: противник ведь и впрямь спровоцировал своими бессовестными действиями недовольство населения твоей страны властями, особенно, если еще и в какой-нибудь передаче на ютубе рассказал о том, что можно жить как-то иначе…

Если же речь о попытке государственного переворота, допустим, каких-то злых сил против заведомо добрых, то есть, о деле сугубо внутреннем, то причем здесь вооруженные силы ОДКБ? Причем здесь наши российские воздушно-десантные подразделения?

Допускаю, что угрозы тем или иным суверенным государствам не исчерпываются лишь внешней агрессией, возможны и государственные перевороты и т. п. Допускаю также, что и соглашения между государствами могут предусматривать не только помощь от внешних угроз, но и взаимопомощь спецслужб, взаимное, при необходимости, полицейское (рос-, белорос- и казах-гвардейское) усиление. Но, подчеркиваю, взаимное. На данный момент, насколько мне известно, наши соглашения и взаимные обязательства столь далеко не простираются.

На будущее же, так ли уж мы согласны, чтобы такие соглашения, взаимные обязательства и, соответственно, права были? Нам очень ли надо, чтобы в случае волнений в Хабаровске или Архангельской области туда с полным основанием и правом присылались «на укрепление» вооруженные спецподразделения из Казахстана и Киргизии?

Не пройдите мимо, тема — важная.

Один из основополагающих тезисов национально-патриотических сил России, дополнительно подкрепленный опытом трагедии Гражданской войны в России вековой давности: решать все проблемы внутри России, не обращаясь за помощью к внешним силам — потенциальным интервентам. Но признаем ли мы аналогичное право и за другими, например, за гражданами Казахстана?

Или под «внешними» силами понимать только НАТО, а Казахстан и Киргизию в наш внутренний конфликт вовлекать можно? А Китай? Китайские, казахские и киргизские товарищи в случае чего нам помогут? Или помогут удержаться нашим властям и олигархам, кстати, поднявшим и удерживающим цены на сжиженный газ у нас еще выше, чем в Казахстане?

При всей продекларированной корректности (мол, силы ОДКБ лишь возьмут под контроль стратегические объекты), что правильно, тем не менее, в условиях, когда еще большой вопрос, кто в межклановом конфликте прав, а кто неправ, нет ли опасности, что сегодняшняя наша «миротворческая миссия» может выглядеть примерно так: я пришел к тебе, казахский брат мой, объяснить, что жить можно еще хуже, бесперспективнее и с более (столь же необоснованно) высокой ценой на газ, чем у тебя. Жить и не бастовать, не роптать. И другим роптать не давать. Так получается?

А завтра — наоборот: сиди, хабаровский брат мой, тихо и не выеживайся против властей; у нас, у казахов, великий Елбасы (неважно, с прежней фамилией или новой) всех сам назначает и сам снимает, а ты у себя в Хабаровске — чем лучше?

Мы этого хотим? Мы такую перспективу себе готовим, во всяком случае, никак не возражаем против нее?