Браконьеры в законе. Воскресенское общество охотников и рыболовов сотрясают коррупционные скандалы

0
1081

Коммерческие охоты в сезонном заказнике, незаконно построенная охотничья база в зоне санитарной охраны, уголовное дело против старшего охотоведа — об этом и многом другом в нашем материале.

Воскресенское сафари

Воскресенский район. Бесснежный январь 2020 года. Сезон охоты на парнокопытных благополучно завершился в последний день декабря. Лось благодаря врожденному инстинкту чувству опасности смог пережить несколько сезонов охоты подряд. Вот и тогда словно зная, что опасность миновала, лось без страха стал выходить на обозрение к людям в районе старой Москва-реки. Известие о разгуливающем сохатом по лугам быстро дошла до общества охотников и рыболовов. Несмотря на то, что животное находилось на одном из участков в заказнике, где запрещен промысел, старший охотовед с группой VIP-охотников выехал с оружием и патронами снаряженными пулями на место обитания сохатого с официальным разрешением на регулирование численности лисиц, представляющих опасность распространения бешенства среди животных. Перед началом воскресенского сафари, охотовед распорядился: «Стрелять только в голову!». Во избежании ненужных вопросов при транспортировке животного, предполагая сразу после убийства избавиться от улик, дабы сослаться на то, что со зверем случился несчастный случай на дороге.

С первой попытки завалить сохатого не удалось. Окровавленному животному удалось скрыться. Из-за отсутствия снега обнаружить беднягу браконьерам сразу не удалось. Тогда организатор сафари связался с егерем, который приехал на место с собаками, которым и удалось разыскать измученное животное в канаве. В ней же израненный лось и встретил свою смерть от пули из карабина в голову…

Эту душераздирающую историю с сохатым корреспонденту «Воскресенских Деловых вестей» рассказал охотник, дипломированный биолог-охотовед, в настоящее время работающий спасателем отряда «Центроспас» МЧС России, имеет государственную награду «За спасение погибавших», многодетный отец Алексей Герасимов. Можно сказать с этой истории и началось его противостояние с руководством Воскресенского районного общества охотников и рыболовов, погрязшее в коррупционных скандалах.

— О том, что в Воскресенском округе появилась хромой лось мне рассказали рыбаки, — поделился Алексей. — Я выехал на квадроцикле и действительно его встретил. Специально спугнул его, чтобы он ушел подальше от людей. Еще тогда подумал, слава Богу, что охота на парнокопытных животных закончилась и пока им ничего не угрожает. К тому же он как раз был на 8 участке (все охотугодья Воскресенска разбиты на участки), где вообще любая охота была запрещена в это время года. В итоге где-то в середине января я узнаю, что наш старший охотовед устроил после Рождества настоящее сафари на этого самого лося, мясо которого потом вместе с подельниками разделил на нашей базе. Я обратился к председателю правления ВРООиР Фадееву Юрию Львовичу с вопросами: неужели на лис сейчас охота ведется с карабинами и пулями, а также зачем убили хромого лося у старой Москвы-реки? На что он заявил, что у меня весеннее обострение. После я обратился в полицию и написал заявление. К сожалению, это дело никто расследовать не стал в итоге преступление осталось безнаказанным. Зато руководство общества попыталось обвинить меня в клевете, но доказать им так ничего и не удалось. Да и разогревать скандал, привлекая внимание к своей деятельности Фадееву и старшему охотоведу Долгушину было не с руки.

Мошеннические схемы

Алексей Герасимов не мог смириться с этим безобразием и занялся собственным расследованием. Благодаря его принципиальности старший охотовед Долгушин все-таки оказался на скамье подсудимых. Правда, не из-за убитого лося, а по обвинению в мошеннических действиях с денежными средствами граждан, предназначенными за оплату договоров на право охоты по ч. 3 ст. 159 УК РФ. Всего Герасимов смог представить Следственного комитету России 9 эпизодов преступлений, следователи же передали в суд уже 15.

— Схема мошенничества заключалась в следующем. Долгушин оформлял сезонную путёвку, в которой на одном бланке значилась сумма 5 000 рублей, а на копии для налоговиков стояло всего 350 рублей. В итоге для суда было представлено 15 таких эпизодов. А сколько он всего мог за 17 лет службы подобных путевок выписать, даже страшно представить. Возможно, руководство правления ВРООиР были в курсе этой схемы, но себя сейчас они представляют, как пострадавшие. При этом сразу после моего обращения в правоохранительные органы и средства массовой информации, мне со своего телефона пришло сообщение от члена правления ВРООиР Детинова, буквально с ошибками в каждом слове, — поделился Алексей Герасимов. – Несмотря на то, что Следственный комитет завершил расследование и направил дело в суд, и уже состоялось несколько заседаний, меня почему-то на последнее даже не пригласили. Хотя именно я представил девять эпизодов преступления и являюсь основным свидетелем. Я понимаю, что в этом незаконном бизнесе задействовано много людей, но всю вину на себя взял старший охотовед. Кстати, я его не раз встречал, и он до сих пор при должности охотоведа, несмотря на то, что в СМИ сообщали, что он уволен.

После возбуждения уголовного дела касса охотобщества стремительно начала расти и теперь председатель не знает, куда эти деньги девать. Придумывают новые возможности для их «отмыва». Уверен, что придумают. Вообще, я считаю, что дело преждевременно передали в суд. Лично я предоставил в полицию ещё и левую путевку, подписанную лично председателем Фадеевым Ю.Л. Несмотря на то, что я настаивал на почерковедческой экспертизе в заявлении, но этот вещдок следственные органы проигнорировали. Именно поэтому я полагаю, что схему мошенничества разработал лично председатель.

Нещадное истребление животного мира

Алексей также вспомнил, как покойный отец всегда брал его еще ребенком на охоту с собой и тогда в воскресенском заказнике того же гуся было ни как сейчас менее 500 штук, а более 20-30 тысяч. Гогот гусиных стай (присад) не давал уснуть в соседних деревнях Конобеево, Исаково и Хлопки. Ведь в те годы в заказнике охоты практически не проводилось.

— Помню водили космонавтов немного вглубь заказника, но извините это для меня тогда, да и сейчас это настоящие Герои. Да никто и не борзел сильно. Коммерческих охот не было вовсе. Но как только команда Фадеева дорвалась до власти, сразу началось уничтожение всего живого. Полная вакханалия, коммерческие охоты в весеннем заказнике, прямо в самом центре не прекращались. А после сезонной охоты научились бить гуся. Даже название этому придумали умное «мониторинг». Хотя это была просто заготовка гуся, мешками за огромные деньги. В лесу Чемодурово кабанов вывозили полными УАЗиками. Как говориться, дорвались и давай сувать за обе щеки. Биотехнические мероприятия совсем не проводились. Так для показухи только. На данный момент из техники существует только древний трактор и два снегохода, которые куплены ещё прежним председателем. Да главное есть «митсубиси L200» председателя, на которой Фадеев катался по всей родине по личным целям, даже находясь в отпуске, не стесняясь, приносил чеки на топливо и обслуживал машину за деньги охотников, — возмущается Герасимов.

Ранее благодатные охотничьи угодья Воскресенского района превратились буквально в выжженную землю. Почти ничего живого не осталось, только лисы да ветер. Кстати, председателя воскресенского охотобщества неоднократно замечали на охоте в соседних районах и регионах, вы только вдумайтесь в этот парадокс! Приведя охотничьи угодья Воскресенска к запустению, председатель развлекается в других местах! Каково!

Охотничья база вроде бы есть и нет

В начале этого года проводилось отчетно-перевыборное собрание. По словам Алексея, на нем творился полный хаос. Всего в сообществе состоит около 1500 охотников и все разбиты на 17 коллективов. Каждый коллектив собирается и выбирает делегатов, кворум состоит не менее 50% участников, те которые пойдут на конференцию для выбирания членов правления и председателя.

— Вот тут и началась возня. Всем председателям раздали доверенности, пустые бланки. Мол нет человека, пусть доверит свой голос председателю первичного коллектива. Допустим, 19 сентября скоро тоже будут выборы, я напишу от руки доверенность и отдам ее соседу, пусть он выбирает за меня. В общем на собрание было полное нарушение всех писанных правил! Некоторые председатели принесли доверенности напечатанные просто на компьютере и предполагаю большинство их подделали, так как в обществе имеются все данные на человека и копии его паспорта. В итоге собрали междусобойчик в моем первичном коллективе №5 из 12 человек вместо положенных как минимум предположительно 100, на который меня не позвали, но мне удалось попасть на конференцию благодаря именно такой вот доверенности. Допустим, пять лет назад, когда избиралась правление, никакой выборочной конференции не проводилось вообще. Возможно подписи для избрания председателя и членов правления были подделаны. На последней же конференции мы подняли вопрос об охотничьей базе в деревне Исаково, которая построена на деньги каждого члена ВРООиР и благополучно принимает гостей уже в течение 8 лет.

Герасимов предоставил редакции аудиозапись с этой самой конференции, на котором правлению задали вопросы по поводу дохода от коммерческой охоты в заказнике, после которой практически не остается никакой дичи. А также об охотничьей базе, на которой не оформляется ни документов, ни путевок. При этом охотники платят немалые деньги за проживание.

Председатель сообщества четко ответил, что в Воскресенском районом обществе охотников и рыболовов заказника нет и коммерческая охота проводится аутфитерами, а доход ВРООиР получает лишь указанный в прейскуранте. Что касается охотбазы, выяснилось, что она вне закона! Дом оформлен, а земля попала в зону санитарной охраны, поэтому налоги с доходов этих сооружений правление никому не платит! При этом электроэнергией пользуются от частной подстанции и рассчитываются за нее наличными деньгами. Также отметил, что все доходы за проживание уходят на уборку, электроэнергию и газ! Мало того никаких мер противопожарной безопасности в помине нет, несмотря на то, что все здания деревянные.

— Вот так вроде база физически есть, но в тот же момент по документам ее нет, — прокомментировал запись Алексей Герасимов. — Можно лишь предположить, каким образом незаконно построенные здания и баня были газифицированы. Но в тот же момент возникает другой вопрос: каким образом рассчитываются за поставленный газ, тоже наличкой? Тогда как проводят эти деньги газовики? Но самое интересное, что до возбуждения уголовного дела против Долгушина и выемки документов, на базе числился даже свой комендант — жена председателя ВРООиР господина Фадеева. И даже получала зарплату в разы больше, чем получают егеря. В настоящее время ее перевили в кассиры общества. Интересен еще один факт. Базу строили на деньги полученные с путевок и взносов, которые платим мы, охотник. Но база уже как бы и не наша. Кстати, строительные материалы в основном приобретались из магазина стройматериалов у одного из членов правления — господина Детинова. Что касается Владимира Александровича Детинова, так у меня есть информация, что в прошлом он много лет служил в полиции, однако при достаточно мутных обстоятельствах покинул службу. Однако драгоценные связи в правоохранительных органах у него безусловно остались. Я предполагаю, что связи с силовиками у него остались и сейчас он представляет своего рода «крышу» нашему ВРООиР. Мало того, на конференции Детинов, не стесняясь ни кого, заявил, что поголовье лосей увеличилось на 101%. Это было сделано для того, чтобы увеличить количество лицензий на охоту на лося, дабы добить последних наших животных. Но по факту никто никаких исследовательских работ не проводил и откуда он взял эти проценты остается загадкой. Все потому что в бесснежную зиму провести зимние учетные маршруты не представлялось возможным. Возможно, вся статистика просто взята из головы.

Независимое охотобщества без самостоятельности

У Алексея Герасимова также есть вопросы к МООиР, а именно почему воскресенским обществом охотников и рыболовов фактически руководит Вячеслав Михайлович Кирьякулов.

— Наше охотобщество самостоятельное и юридически ни какого отношения к МООиР не имеет. Однако все бланки путевок и лицензии идут почему-то через эту структуру, увеличивая стоимость охоты в разы. Я пытался поговорить с председателем МООиР Кирьякуловым, но на все мои вопросы он отвечал уклончиво, уводя тему в другую сторону. Например, на мой прямой вопрос, кому принадлежит охотбаза в деревне Исаково, он начинал рассказ о репродукции лося в Московской области. В итоге я услышал много слов, но ответа так и не получил. Вот и получается, построили базу общими усилиями воскресенских охотников и юридически база вроде бы «наша», но относится она к МООиР. Если уж быть совсем честным, сточные воды с этой базы после септика, выведены прямо в канаву. Когда-то председатель нанял технику и пробил канал под дорогой «типо не моë» и сливает прямо под нос соседям через дорогу.

Алексей также отметил, что тема с МООиР достаточно скользкая. Совсем недавно в охотничьем хозяйстве Шатуры 30 августа был суд над председателем, которого обвинили по той же статье, по которой сейчас проходит старший охотовед воскресенского общества. Несмотря на то, что суд указал на то, чтобы председатель был снят с занимаемой должности, господин Кирьякулов назначил его врио и все осталось по-прежнему.

— Тех людей, которые неугодны МООиР, сразу убирают с должностей общества, как это произошло в Можайске. Вот я начал расследование и задавать вопросы, так меня сейчас всеми способами лишить членства в ВРООиР. Мало того, даже моего охотничьего билета! Представляете, я приехал недавно на базу, так на меня господин Фадеев написал заявление в полицию, типа того, что я пытался проникнуть на чужую собственность. Представляете, я можно сказать потомственный охотник, а за то, что пытаюсь навести порядок, меня пытаются лишить возможность охотиться.

В следующем выпуске мы продолжим тему охотничьих обществ Воскресенска и Московской области, тем более 14 сентября назначено очередное заседание суда, на котором продолжится слушание дело о мошенничество старшего охотоведа.

Михаил Рочев