«История выжившего, или как лечили в ООБ, заразили коронавирусом, а потом спасали»

0
433

Житель Кубинки рассказал о своих впечатлениях от медицины в Одинцовском округе. Мужчина попал в травматологическое отделение в Одинцово, заразился коронавирусом, после чего 40 дней боролся с инфекцией в Никольской больнице. 

Травматология

Иван поделился своей историей в сообществе Кубинка Today «ВКонтакте». В последних числах марта с ним произошёл несчастный случай — разрыв ахиллового сухожилия. Мужчина с помощью знакомых добрался в травмпункт при Одинцовской больнице, где дежурный врач подтвердил диагноз и сразу же направил его в травматологическое отделение на улице Маршала Бирюзова.

В тот же вечер меня прооперировали, пусть под местным наркозом и при недостатке нужного шовного материала, но к работе хирургов вопросов нет. Большие профессионалы. Больно, но быстро и качественно, а это самое главное.

По словам Ивана, после перевода в палату начался «трэш». В частности, в отделении травматологии не было костылей, не хватало уток и горшков для лежачих больных. При этом он отметил хорошее питание и отлаженную работу медсестёр и хирургов, которые в день проводили по 7-8 операций.

COVID-19: Одинцовская областная больница на карантине

Отделение травматологии Одинцовской областной больницы

Коронавирус

При поступлении у Ивана, как и у всех, взяли мазок ПЦР на ковид — на третий день пришло СМС, что результат отрицательный. Подобные уведомления пришли и пятерым соседям по палате.

И мы спокойно вздохнули. Кроме того, я как законопослушный гражданин послушав рекомендации главы Минздрава и Андрея Воробьёва, более года соблюдал социальную дистанцию, старался больше работать удалённо, носил перчатки и маски… но, как оказалось, всё это в ЦРБ не нужно.

Карантина нет, больница по сути проходной двор. По коридорам ходят разные кашляющие люди, с температурой 38 и выше, но особо в ней никто не разбирается, поскольку очевидно не разберёшь это температура от операции или какой-то вирус.

Неладное я почувствовал за 2 дня до выписки, когда на соседней койке третий день стал температурить сосед Константин, ожидавший неделю операцию, а у меня вечером, за день до выписки поднялась 37,4. Полежав 6 дней, я был выписан домой с рекомендацией ходить 8 недель в гипсе, и на костылях (желательно дома).

Иван рассказал, что его забрал отец на машине. А уже дома он почувствовал жар — измерение температуры показало 37,6. Мужчина испугался, подумав на проблемы с раной после операции, но вызванный врач это опроверг.

Температура продолжила расти, на следующий день она поднялась до 38,5, несмотря на приём Парацетамола, а затем и Нурофена.

Скорая помощь в Кубинке

В 22:00 этого дня Иван решил вызвать скорую. По телефону 112 он сообщил, что лежал в больнице, после операции обездвижен, есть проблемы с дыханием и высокая температура.

В районе 04:00 мне позвонила фельдшер скорой и предложила отказаться от вызова, а ещё лучше позвонить 112 и отложить звонок, поскольку с её слов они могут приехать и поставить мне анальгин.

Мужчина не стал отказываться от вызова, но медики не приехали и спустя более чем девять часов после СМС. Утром он снова позвонил в скорую, которая всё же приехала спустя ещё несколько часов — фельдшеры определили пневмонию. Ивана отвезли на компьютерную томографию (КТ), которая показала поражение лёгких 28%. Было принято решение о госпитализации.

Тут, кстати, стоит отметить ещё один «прикол». Из Кубинки везут на КТ в Красногорск, после чего пытаются «сбросить» больного где-нибудь рядом. Меня хотели бросить в больницу в Красногорске, на улице Речная. Которая чем-то напоминала вытрезвитель. Благо «спасла» нога — и диспетчер стал искать ковидные больницы с хирургическим профилем.

Вы будете смеяться, но той больницей оказалась наша Никольская, хотя я очень хотел в 45 ГКБ в Звенигороде, где не раз проходил восстановление. Но звонок в диспетчерскую 112 и пожелания пациента в выборе лечебного учреждения были проигнорированы… повезли в Никольскую.

Здание больницы в Никольском поселении Одинцовского округа, Стационар Никольской больницы перепрофилировали под приём пациентов с COVID-19

Здание больницы в Никольском поселении Одинцовского округа

Никольская больница, цитокиновый шторм

С первых дней началось лечение: капельницы, антибиотики, гормоны. Короче говоря, все по схеме. Чистый воздух способствовал позитивному настрою на выздоровление. Еда, пусть скудная, но голодным не оставляли. Персонал вежливый и обходительный, уборка своевременная. Медсёстры — молодцы. Поддерживали как могли.

Единственный минус опять же, единственный туалет на этаже, расположенный в самом конце коридора, куда на костылях и с поражёнными лёгкими было тяжело добираться, благо на этаже есть 2 инвалидные коляски, которые существенно облегчали путь.

Итак, на пятом десятке я пошёл по тяжёлому сценарию. Видимо, ослабленный иммунитет после операции и долгое нахождение в отделении ЦРБ, заражённом вирусом, отложилось на течении моего заболевания.

По словам Ивана, температура 38,5 держалась почти 5 дней, на шестой день она упала до 37,5, а на седьмой — до 36,6.

Но на 8-9 день начался цитокиновый шторм (неконтролируемая реакция иммунной системы на коронавирус, процесс считается потенциально летальным). Температура поднялась до 39,7-40 градусов.

В арсенале докторов появились суперуколы «Артлегия» и «Октемра», которые помогают подавить цитокиновый шторм, и при этом напрочь убивают иммунитет, но позволяют выжить. Такой укол поставили и мне, вот только не знаю, помог он мне или нет, но на 9 день стало как-то совсем не по себе, и дышать самостоятельно не получалось совсем.

Было принято единственно правильное решение — перевести меня в терапевтическое отделение, где работает доктор Атакуев Алим Жамалович. Короче, если заболеете этой китайской заразой и захотите выжить — все к нему. Я давно не встречал таких врачей, реально от Бога.

Ну так вот, моё полудохлое тело привезли в терапевтическое отделение и передали в руки указанного мной врача. На тот момент я почти не дышал, кровь напоминала пластилин, а процент поражения лёгких показал 80, с такими вводными можно было собираться на Никольское кладбище, зайдя на пару часов в отделении реанимации.

«Спасибо врачам и медсёстрам за то, что живой!»

40 дней продолжалась моя борьба за выживание. 40 дней крови, пота, желания выжить. И я выжил. И думаю, что в этом всего лишь 30 процентов моей борьбы и 20 везения, всё остальное воля Божья, а ещё работа медицинского персонала.

Огромное спасибо медсёстрам терапевтического отделения Ире и Лене, это уже не люди, но ещё не Боги. Наверное, ангелы, только спрятавшие крылья под защитными комбинезонами. Спасибо медбрату Кириллу, медбрату Александру за его терпение и позитивный настрой, поддерживающий всех больных отделения. Отдельная благодарность заведующей отделением Каминовой О. М.

Спасибо Вам всем, за то что живой!

Кто виноват в заражении?

В своём заболевании коронавирусом Иван обвинил лично главврача Одинцовской областной больницы — как ответственного за организацию противоэпидемических мер на вверенной территории.

Он заразил не только меня, заразил мою семью, детей. Этот человек не может организовать работу, халатно относится к исполнению должностных обязанностей.

До смешного доходит. Одинцовская ЦРБ — главный поставщик «ковидных» больных в Никольскую больницу, давно нужно вести дополнительную статистику «поступило из ЦРБ». Только в первую неделю я встретил минимум 5 человек, с которыми лежал вместе. Как это назвать? Наверное, поэтому Одинцово — лидер по заболеваемости, если правильно посчитать число проживающих в округе/число заболевших.

«Не испытывайте судьбу» 

В заключение Иван призвал всех избегать коронавируса, поскольку это непредсказуемое заболевание, «так же как и наша медицина»:

Мне повезло выжить. Видно, Господу было так нужнее. Повезёт ли другим — большой вопрос. Не испытывайте судьбу. Всем добра.

Одинцово.инфо