Что делать, если ваши близкие умерли в больнице?

0
260

Практически каждый житель России сталкивался с длительным ожиданием скорой помощи и халатностью врачей при диагностике заболеваний. Можно ли определить точную причину смерти? Где грань между халатностью врача, врачебной ошибкой или невозможностью помочь умирающему человеку? Верховный суд указал, кто должен ответить за смерть пациента. Решение прокомментировали адвокаты из адвокатского бюро г. Москвы «Щеглов и партнеры».

По закону ответственность за вред пациенту врач несет лишь в том случае, когда доказана прямая причинно-следственная связь между действиями медика и смертью больного. При этом подтвердить такие обстоятельства порой бывает сложно. С этим и столкнулись близкие жительницы Дзержинска Анны. В Рождество 2013 года пожилая женщина почувствовала себя плохо. Дети вызвали матери скорую. Приехавшая бригада не стала измерять температуру и делать кардиограмму, а лишь констатировала «острое нарушение мозгового кровообращения». Врачи передали информацию в поликлинику по месту жительства и посоветовали Анне обратиться к участковому терапевту. Утром следующего дня женщине стало хуже, поэтому она опять набрала номер скорой помощи. Другой фельдшер диагностировал инсульт и решил госпитализировать пациентку. В больнице та пролежала чуть меньше недели и скончалась.

Сергей, сын умершей, начал писать жалобы во всевозможные ведомства, чтобы найти виновных в смерти матери. В Дзержинской больнице скорой помощи провели врачебную комиссию, которая признала ошибкой отказ в госпитализации. Главврач сделал подчиненным замечание. А спустя два года в больнице начались внеплановые проверки со стороны регионального управления Росздравнадзора и Минздрава Нижегородской области. Все проверяющие признали нарушением бездействие медиков.

Более того, на эту тему подготовил заключение ведущий кардиолог региона Николай Боровков, профессор и внештатный эксперт Росздравнадзора. Он подчеркнул, что из-за несвоевременной госпитализации медики упустили возможность «оказать адекватную помощь больной с острым нарушением мозгового кровообращения в стационаре».

В 2016 году сын умершей обратился в суд и потребовал взыскать с Дзержинской больницы скорой помощи 2 млн рублей компенсации морального вреда из-за смерти своей матери. По ходатайству истца суд назначил судмедэкспертизу в «Кировском областном бюро СМЭ», чтобы установить причинно-следственную связь между действиями медиков и смертью больной. Специалисты указали, что точную причину смерти покойной можно установить лишь при патолого-анатомическом исследовании трупа, которое никто не проводил. В то же время эксперты признали, что бригада медиков оказала помощь с недостатками: не сделала ЭКГ, не измерила температуру и не повезла в больницу. Тем не менее даже без учета этих ошибок женщина вряд ли бы выздоровела, учитывая сопутствующие заболевания, такие как нездоровое сердце и гипертонию, говорилось в выводах экспертизы. Выводы профессора Боровкова об ошибках медиков тоже приобщили к делу.

Ссылаясь на выводы экспертов, первая инстанция отказала заявителю. Апелляция оставила решение без изменений. Суды сослались на отсутствие связи между ненадлежащим оказанием медпомощи и смертью. Тогда Сергей пожаловался в Верховный суд. ВС рассмотрел его жалобу и отметил, что нижестоящие инстанции напрасно обязали истца доказывать ошибку врачей и ее причинно-следственную связь со смертью пациентки.

Важно отметить, что судьи ВС подчеркнули, что сын умершей представил все необходимые доказательства, которые дают ему право требовать компенсацию морального вреда: замечание главврача, который признал ошибку своих подчиненных, и заключение Боровкова. А вот Дзержинская больница не привела никаких аргументов, которые бы подтвердили невиновность врачей в случившейся трагедии, заметила судебная коллегия по гражданским делам ВС.

Кроме того, ВС обратил внимание на то, что выводы судебной экспертизы первая инстанция не оценила в совокупности с заключением профессора Боровкова. Хотя тот установил, что из-за несвоевременной госпитализации медики упустили возможность «оказать адекватную помощь больной в стационаре».Поэтому тройка судей ВС под председательством Людмилы Пчелинцевой посчитала, что нижестоящие суды неправомерно отказали истцу. Все акты по этому делу отменили, а спор направили на новое рассмотрение в апелляцию (пока еще не рассмотрено).

Зачастую объективно трудно доказать врачебную ошибку в отношении пожилого человека, имеющего, как правило, ряд хронических заболеваний. И здесь важно экспертное мнение, потому что суды стараются не полагаться только на свое усмотрение. Необходимо, чтобы в подобных случаях родственник умершего обращались в территориальный орган Росздравнадзора с жалобой на действия врачей, Прокуратуру и, конечно же, в Суд. Но в суд надо идти с грамотным адвокатом, специализирующимся на медицинских спорах, который внимательно отнесётся к формированию доказательственной базы и подготовке обоснованной правовой позиции. Только с такой активной гражданской позицией граждане России смогут улучшить свою жизнь и добиться качественного оказания услуг, за которые платятся большие налоги!

Партнер Адвокатского бюро города Москвы «Щеглов и Партнеры», адвокат Екатерина Скопцова пояснила: «Рассматриваемое дело наглядно демонстрирует дыры в вопросах обеспечения и судебной защиты прав граждан на охрану здоровья.

Одна из самых насущных проблем – несвоевременная и ненадлежащая медицинская помощь. Описанный случай, к сожалению, не единственный пример проявления халатности со стороны медицинского персонала, когда намеренно и осознанно отказывается в помощи больному. На мой взгляд, здесь абсолютно недопустимо говорить просто о врачебной ошибке, поскольку медики имели возможность помочь пациентке, но не сделали это. Очевидно, что есть основания для рассмотрения этого вопроса не только в рамках гражданского, но и уголовного законодательства.

Следующее слабое место – это укоренившееся в судебной практике неправильное распределение бремени доказывания вины медицинского учреждения. В этом деле нижестоящие суды также ошибочно обязали истца доказать ошибку врачей. Благо, что ВС РФ их поправил, напомнив, что доказать невиновность своих сотрудников должна именно больница.

В вопросах доказательств, имеющих значение для дела, также зияет прореха. Суды часто забывают, что никакие доказательства не должны иметь для них заранее установленной силы. При этом при принятии решения они фактически основываются только на заключении судебно-медицинской экспертизы, игнорируя иные доказательства. Хочется верить, что после замечаний ВС РФ при повторном рассмотрении дела суд будет учитывать все доказательства в совокупности, в том числе и заключение профессора Боровкова.

И конечно же, большая боль нашего общества – это недостаточное лечение пациентов преклонного возраста. Печально это признавать, но зачастую таким пациентам из-за возраста отказывают в необходимой медицинской помощи, фактически подталкивая к смерти».