Цена роковой ошибки

0
394
В конце августа 2018 года на 3-м километровом участке  автодороги «Зарайск-Серебряные пруды» произошла жуткая трагедия.
Вечером 21 августа компания из десяти подростков-старшеклассников из Зарайска двигалась из дер. Жемово в дер.Чулки-Соколово вдоль дороги. Оставалось несколько дней до начала учебного года, и молодые люди радовались каждой минуте беззаботного времяпрепровождения на свежем воздухе.
Уже стемнело. Подойдя к перекрестку дорог «Жемово — Чулки-Соколово», и «Зарайск-Серебряные Пруды» дети стали по одному и по трое переходить дорогу. Местным жителям удобнее всего было переходить дорогу в районе перекрестка, потому что пешеходный переход находится в ста метрах. В свою очередь автомобилисты, двигаясь по дороге «Зарайск – Серебряные Пруды», реагируя на дорожные знаки «пешеходный переход» и «пересечение со второстепенной дорогой», почти всегда снижали скорость.
Беда в тот вечер неслась на большой скорости из Зарайска в сторону Серебряных Прудов, игнорируя дорожные знаки. Кроссовер  «Ниссан Кашкай», за рулем которого находился житель г. Воскресенска, на тот момент начальник управления благоустройства администрации Воскресенского района, как позже выяснится из показаний подростков   сотрудникам ДПС, несся со скоростью не меньше 90 км/ч (заявляют о скорости в 100-120 км).  Переходившую дорогу компанию старшеклассников невозможно было не заметить из салона автомобиля.   Водитель, по всей видимости, решил давить на кнопку звукового сигнала, дабы заставить пешеходов очистить для него путь  движения, а не на педаль тормоза. По словам самого водителя, Игоря Щекочихина, его автомобиль двигался с допустимой скоростью — 70 км/ч.   Весьма сомнительное утверждение, потому что  при такой скорости тормозной путь автомобиля составляет 32 метра (при скорости 120 км в час до полной остановки легковушки  требуется до 100 м). То есть увидев детей за 60-100 метров,  Игорь Щекочихин при скорости в 60-70 км.  имел более чем достаточное расстояние и время, чтобы избежать наезда на пешехода.
Из-за неожиданности стремительного приближения автомобиля дети не смогли действовать слаженно и синхронно. Из материалов уголовного дела следует, что несколько девушек успели перебежать дорогу.  Обернувшись, они увидели, как пытается перебежать дорогу (справа налево  по отношению к движению иномарки) их подружка Елизавета Дмитревская.  Еще три секунды назад Лиза была окружена ребятами и увидела стремительно приближающуюся опасность слишком поздно.   Успев перебежать правую  сторону автодороги,   Лиза,  по заверениям подруг-свидетелей, была сбита   кроссовером «Nissan Qashqai на  встречной, левой полосе.
Милой и жизнерадостной девочке Лизе на тот момент было 15 лет. Она готовилась к учебе в 10-м классе, увлекалась танцами, мечтала поступить в университет. Планы девочки-красавицы рассыпались в одно мгновение.

Удар оказался страшным по своим последствиям для Елизаветы. Автомобиль протащил девушку несколько метров на капоте. Затем девочку подбросило вверх. Изувеченная Лиза упала  на асфальт встречной полосы, заливая проезжую часть кровью. Сам водитель в показаниях сотрудникам полиции указал, что только после того, как почувствовал удар  по передней части автомобиля, понял, что сбил человека. Следов торможения автомобиля на асфальте до места наезда не было. С той точки на автодороге, где следователем зафиксировано наличие первого пластикового осколка от автомобиля Щекочихина И.Е. до заднего левого колеса припаркованного на обочине автомобиля, расстояние составляет 27,8 метров, а до места на встречной полосе дорожного движения, где истекала кровью школьница, — 20.6 метров.  Со слов детей, управлявший кроссовером водитель даже не пытался оказать Лизе первую помощь. Он 15-20 минут после аварии сидел в салоне автомобиля, с кем-то разговаривая по телефону, затем вышел и  поругался  на детей.

Друзья и подруги  Лизы остановили грузовик, двигавшийся по той полосе, где лежала без сознания покалеченная Лиза. Водитель грузовика, включив «аварийку», фактически защищал девочку от других опасностей на дороге до приезда «скорой» и ДПС.
В результате ДТП Елизавета Дмитревская получила множественные ушибы внутренних органов, переломы костей по всему телу, тяжелейшую черепно-мозговую травму, кровоизлияние в мозг.

В больницу девочку доставили в крайне тяжелом состоянии. Врачи констатировали маме Лизы,  Юлии Титовой, что шансов у дочери практически нет. В течение суток доктора Коломенской центральной районной больницы пытались стабилизировать состояние Лизы. На третьи сутки после ДТП в НИИ НДХиТ девочке провели трепанацию черепа. Спустя 3 недели Лизу уже смогли перевести из реанимации в отделение нейрохирургии.

Долгие месяцы Лиза находилась в коме, из которой она вышла, но так и не придя в полноценное сознание до сих пор.  Школьнице пришлось пережить несколько операций, в том числе по закрытию дефектов черепа – в результате трагедии Лиза лишилась лобной кости черепа.   Юлия Титова была вынуждена уволиться с работы, чтобы полностью посвятить  себя заботе о больной дочери. Потеря заработка компенсировалась материальной помощью добрых людей, которыми полна наша земля.

В настоящее время девушка находится в состоянии, которое называется «малое сознание».  По словам нейрохирургов, мозг Елизаветы так и не смог заработать. В России очень мало специалистов по восстановлению работы поврежденного мозга, и в основном они берутся за лечение совершеннолетних пациентов. Курс лечения в европейских или израильских клиниках по стоимости не соизмерим с возможностями родителей и родственников Лизы Дмитревской.
На возвращение Лизы к сознательной жизни потребуются многие миллионы рублей, которые обоснованно родители Лизы хотят через суд взыскать с виновника ДТП.
Как следует из материалов уголовного дела, «Щекочихин И.Е., управляя технически исправным автомобилем,… проявил невнимательность, имея возможность видеть пешехода Дмитревскую Е.А., переходившую дорогу справа налево по ходу его движения, имея техническую возможность предотвратить  наезд на пешехода и будучи обязанным это сделать, выехал на левую сторону дороги, предназначенную для встречного движения,  где совершил наезд на пешехода…».
Уголовное дело было возбуждено лишь через два месяца после августовской трагедии, и только  благодаря настойчивости матери Лизы  Титовой Ю.В.. Ей пришлось столкнуться с нежеланием сотрудников автоинспекции добросовестно работать, хамством и вседозволенностью должностных лиц, обязанных защищать права и законные интересы граждан. Ухаживая за прикованной к кровати дочерью,  Юлии Вячеславовне всё же удалось  ознакомиться с материалами доследственной проверки,  от которых она пришла в ужас – ее потрясла  халатность и безответственность инспекторов и следователя.
Например, не были произведены опросы большинства очевидцев трагедии, не проведены следственные эксперименты по определению видимости при ДТП, составленная схема места ДТП не соответствовала действительности и не отображала истинную картину произошедшего.

Уголовное дело всё же было возбуждено, но расследование за полтора года зашло в тупик, допущены множество нарушений уголовно-процессуального законодательства. Родственники пострадавшей школьницы направили жалобы на затягивание расследования и нестыковки в материалах дела. По словам семьи потерпевшей, судебно-медицинская и автотехническая экспертизы были назначены лишь через несколько месяцев после аварии.

Прокуратура в ноябре прошлого года вернула уголовное дело на дополнительное расследование.  Расследование ведется по статье 264 ч. 1 УК (нарушение водителем ПДД, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью). До 17 сентября 2019 года Щекочихин проходил по нему подозреваемым. Спустя год после ДТП Щекочихин наконец-то был признан обвиняемым.
Юлия Титова возмущена тем, что Щекочихин никакой помощи в лечении пострадавшей не предлагал, извинений семье не приносил.
Мама Лизы  Титова Ю.В. в начале февраля обратилась к председателю партии «Справедливая Россия», депутату ГосДумы Сергею Миронову за помощью в борьбе за справедливость. По словам матери пострадавшей, следствие затягивается и сопровождается многочисленными нарушениями. Это связано со служебным положением и связями виновника аварии, — убеждены родственники.  Игорь Щекочихин работает руководителем управления благоустройства Администрации г/о Воскресенск.  При дальнейшем затягивании расследования и судебного процесса виновник ДТП может избежать наказания.
В интересах Лизы и ее семьи  Сергей Миронов направил два депутатских запроса: начальнику ГУ МВД России по Московской области Виктору Паукову и прокурору Московской области Сергею Забатурину. В обращениях Председатель СР требует провести тщательную проверку материалов дела.

Сергей Миронов также гарантировал помощь в дальнейшем лечении и реабилитации Лизы. Девочка до сих пор находится без сознания, для ухода за ней маме пришлось оставить работу.

21 февраля 2020 года руководством ГСУ ГУ МВД  России по Московской области  уголовное дело изъято из производства СО ОМВД Зарайска и передано для дальнейшего расследования в специализированный следственный отдел по расследованию ДТП ГСУ ГУ МВД России по Московской области.
***
Система  правосудия в нашей стране  хромает, и привлечение к уголовной и гражданской ответственности лица, преступившего закон, в значительной степени зависит от усилий пострадавших и их родственников.
В октябре 2017 года, на автодороге Воскресенск-Виноградово начальник Виноградовского ОВД Денис Орлов на огромной скорости совершил наезд на  человека, который от полученных травм скончался. Следствие дважды прекращало уголовное дело в отношении Д. Орлова в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.  Не согласившись с такими выводами местных следователей, жена погибшего обратилась к председателю СК РФ с просьбой о личном приеме. После вмешательства А.Бастрыкина уголовное дело была передано в Главное следственное управление для дальнейшего расследования.
Год назад на одной из улиц Воскресенска зам.начальника УМВД Воскресенска Дм. Бернат выехал на встречную полосу и столкнулся с автомобилем, которым управляла Виктория Пронина. Женщина, мать двоих несовершеннолетних детей получила тяжелейшие травмы и просто чудом смогла остаться в живых. Сама Виктория и ее родственники уверены, что из-за небрежности в работе полицейских в первые часы после ДТП, последующей волокиты в расследовании виновник ДТП   может избежать заслуженного наказания. И таких историй в одной  взятой Московской области сотни.
Безнаказанность властной корпорации, которая стоит над рядовым гражданином, порождает соответствующие плоды.  Чиновники и правоохранители проникаются уверенностью в своей особенности и некоем превосходстве над обычными людьми. И эту уверенность они переносят из своих кабинетов на автодороги.  Нарушив закон, покалечив чужие жизни, они хладнокровно  используют свои связи, включают все рычаги, чтобы избежать справедливого наказания. Бороться с этим можно только одним путем: обращаться за помощью в институты гражданского общества, в СМИ, к правозащитникам, в общественные организации, в парламентские партии, доводить информацию о бездействии должностных лиц в вышестоящие структуры правоохранительных органов.
p.s. В представлениях многих безответственных людей власть – это возможность обходить законы, запреты, право не отвечать за свои прегрешения, а также иметь кучу  благ и преимуществ, в том числе на автодорогах. 
То и дело общественности открывается подлинная суть  лиц,  занимающих ответственные  должности в органах власти. На поверку ответственные должности занимают те граждане, кто не только  не  находят  в себе силы нести тяготы по исправлению собственных  ошибок и злодеяний, но даже вряд ли осознают меру своей ответственности за содеянное. Как сказал один мудрец, ответственность как одежда — снять ее с себя полностью можно, но как-то перед людьми не удобно.
Ответственность — это принятое решение сделать все, что нужно, почти любой ценой, как бы ни было трудно.   Безответственная сущность в человеке всегда ищет оправдания, ищет сложности и причины для обнуления совести и  грехов, хладнокровно сбрасывая с себя на других.  Сброшенный Щекочихиным И.Е. груз ответственности не упал на землю — он лег тяжелым грузом на  плечи мамы  покалеченной девочки, на Юлию Титову.

     Сергей Рудаков