Инициатора «антимусорного» движения Коломны осудили в очередной раз

0
629

​    

    Вячеслава Егорова, активного участника инициативной группы жителей, выступающих против местного мусорного полигона, осудили за организацию митинга, которого не было. Решение вынес суд в Коломне, наказание –

исправительные работы. Теперь Егоров опасается, что в отношении него могут применить и уголовную статью, за неоднократное нарушение закона о митингах, по которой был осужден и позже реабилитирован Ильдар Дадин. 

 Егорова вызвали на «профилактический опрос» 3 августа. Повестку ему вручили в половине восьмого утра, он был на даче в 60 километрах от Коломны. А уже через час он должен был явиться в Колычевский отдел полиции. Сотрудники, вручившие повестку, пообещали применить силу и довезти Егорова в отдел на служебном транспорте, если тот откажется ехать незамедлительно. В отделе ему вручили протокол и обвинили в организации несогласованного публичного мероприятия, которое якобы состоялось почти за месяц до задержания.

 

После опроса Егорова повезли в суд, где ему стало плохо. Егорова на скорой отвезли в больницу, где он был неделю. Рассмотрение дела возобновили 22 августа. Согласно протоколу, активист организовал митинг публикацией «ВКонтакте» поста «План X». Обвинение строилось на показаниях трех свидетелей, заявивших, что они перекрывали дорогу грузовикам, вдохновившись текстом Егорова. Суд встал на сторону правоохранительных органов – Егорова назвали организатором несанкционированного митинга и назначили ему наказание в виде 25 часов исправительных работ. Предоставленную защитой лингвистическую экспертизу, которая подтвердила отсутствие в посте Егорова призыва выходить на митинг и даже перекрывать проезд мусоровозам, к делу не приобщили.

– Это уже четвертое административное дело, – рассказывает  Вячеслав Егоров. – По двум из них было по трое суток административного ареста, которые я отсидел, третий раз дали 30 часов обязательных работ, а теперь вот судья Беляева выписала еще 25 часов обязательных работ. Всё идет к тому, что они сейчас, возможно, попытаются реанимировать статью 212.1 УК РФ («Неоднократное нарушение порядка организации либо проведения митинга», предполагает максимальное наказание до 5 лет лишения свободы). Явно стоит задача изолировать меня каким-то образом, не знаю, доведут они это до суда или нет, но то, что они собираются возбудить уголовное дело по этой статье, очевидно. Ждут сейчас вступления в силу решения по моему третьему делу и попытаются применить 212-ю.

Последнее дело сфабриковано от начала и до конца. На самом деле предыдущие тоже, но там хотя бы можно говорить о каком-то массовом мероприятии, которое я, конечно, не организовывал, в котором не участвовал, а здесь вообще ничего нет. Есть статья «План Х», которую разместили от моего лица, и есть три человека, которые, прочитав эту статью, якобы решили, что им необходимо поехать в поселок Первомайский перекрывать дороги. Хотя в статье нет ничего ни о поселке Первомайском, ни о дате и времени, которые указаны в протоколе, а там указано, что я организовал митинг 7 июля в 17 часов 20 минут. Статья эта абсолютно спокойная, с анализом ситуации и с предложением использовать выборы губернатора Московской области как инструмент, чтобы собраться всем инициативным группам протестных городов, выбрать единую повестку и предложить ее кандидатам, в том числе Воробьеву (Андрей Воробьев – действующий губернатор Московской области. – РС), смысл статьи был в этом. Когда мы уже на процессе с моим адвокатом Марией Эйсмонт опрашивали этих мнимых свидетелей, выяснили, что они прочитали статью в то время, когда она еще не вышла, то есть они обманывали нас заранее. Полностью сфабрикованное дело, заранее подложенные под него решения предыдущих судов по административке и вынесение такого заведомо неправосудного решения. Будем готовиться к апелляции.

–​ Эти трое свидетелей –​ участники инициативной группы?

– Нет. Их никто никогда не видел, эти люди первый раз откуда-то появились. Они раньше не появлялись, по их же словам, никогда не интересовались свалкой, но, увидев во «ВКонтакте» мою статью, прочитали ее и пошли на переход. Причем один из свидетелей сказал, что статья его вдохновила и он поехал перекрывать дорогу, а другой сказал, что ничего его не вдохновляло, он и статью-то не читал, а просто поехал от нечего делать. То есть это явно подставные люди, которые оказались там по просьбе полиции. Причем там есть свидетели, которые стояли в это время на автобусной остановке, они утверждают, что эти люди, когда приехала полиция их забирать, радостно побежали им навстречу и прыгнули к ним в машину.

— Почему именно к вам обращено такое пристальное внимание правоохранительных органов?

– Так получилось, что у меня довольно большое число подписчиков в фейсбуке, я обладаю какими-то лидерскими качествами, которые позволили мне больше уделять внимания и больше контактировать с властями, в переговорах и где бы то ни было еще. Я бывший журналист, пишу статьи. И, наверное, все это в совокупности вызывает такую панику у властей, что именно я руковожу процессом. В инициативной группе у нас человек 40, и если даже изолировать меня, будут и другие лица. Они и сейчас есть, просто они менее заметны. Но изолируют меня – будут другие.

–​ Что сейчас происходит на полигоне в Коломне?

– Сейчас есть и положительные моменты. Когда 25 марта люди вышли на дорогу, поток машин был снижен в несколько раз. И вместо 100–200 иногородних автомобилей, огромных фур, сейчас идет 25 иногородних фур, люди продолжают мониторить дорогу. А из отрицательного – теперь, когда они уже изгадили наш полигон до безумия и закрывать его не собираются, есть попытка реализации проекта рекультивации и реконструкции полигона, который включает в себя увеличение его мощности в два раза, установку там факелов и фильтрационной очистки. Против факелов, конечно же, все, против увеличения мощности все, потому что понимают, к чему это может привести. Кучино, Ядрово, Тимохово – можно брать любой полигон и смотреть, что творится с факелами: вонь только усилилась, а о вреде и распространении диоксинов, которые вызывают онкологию и прочие риски, тут уже говорить не приходится.

Поскольку состав нашей свалки, как и состав газа, не исследованы, то мы не знаем, что там внутри. И ни о каком применении каких-либо технологий пока речь вообще не должна идти. Весь зал на публичных слушаниях 27 августа по вопросу рекультивации и дегазации свалки проголосовал против того, чтобы слушания считались состоявшимися. Это занесли в протокол, не знаю, насколько это повлияет на исход дела. Сейчас есть проект, за который заплатили 20 миллионов рублей. Мы бы не хотели, чтобы он был реализован, поскольку все эксперты говорят, что там нет исходных данных на основе которых делаются все расчеты. И, соответственно, выводы о том, что надо устанавливать факел, сделаны на пустом месте. То есть полигон не исследован, мы не знаем, из чего он, мы не знаем состав газа, но давайте ставить факел. Будем требовать дополнительных исследований и привлечения специалистов, обладающих знаниями и альтернативными технологиями, которые можно использовать. Сейчас довольно много разных технологий, связанных с бактериями, например, с консервацией на время бетонным полотном. Есть рулонный бетон с охлаждением внутри, который может позволить законсервировать на время эту историю, чтобы понять, что делать дальше. Или, если все-таки других вариантов кроме факела нет, то давайте разберем, как все правильно сделать, чтобы здесь была абсолютно безопасная среда и никто не пострадал. В Европе эти факелы стоят и нет никаких проблем, но там абсолютно понятен состав газа, который выделяется, там нет хлора, потому что у них раздельный сбор мусора. А у нас здесь просто куча свалена неизвестно чего, много пластика.

–​ Почему для вас эта история настолько важна?

– Если здесь реализуются планы, среди которых установка факела, постройка мусоросжигательного завода и нового гигантского полигона на 650 тысяч тонн рядом с Коломной, то тут будет практически половина объема всего мусора Московской области! А Коломна превратится в помойку областного масштаба. Это как вообще? Никто никакие технологии соблюдать не будет, мы в это не верим, потому что мы видим, как они работают здесь, и результаты ощущаем своими носами, здоровьем. И основная проблема – именно отсутствие доверия. Конечно, никто не хочет уезжать из города, Коломна – великолепный исторический город, но, к сожалению, все эти действия, связанные с обращением с отходами, которые Московская область здесь реализует под предводительством Воробьева и министра экологии Когана, приводят к тому, что люди начинают задумываться, а не пора ли уезжать. Мы как раз против реализации этих планов.

В 20 раз превысили мощность полигона, 1,5 миллиарда рублей в год заработали и получили штраф в 200 тысяч

Необходимы местные мусороперерабатывающие комбинаты, а если уж полигон, то это полигон для «хвостов», небольшой, который не позволит ввозить такие большие объемы. Мусоросжигательных заводов по таким древним технологиям, которые пытаются сейчас построить, в Европе уже нет. И их невозможно здесь применять, потому что нет, во-первых, раздельного сбора мусора, а без раздельного сбора мусора мусоросжигательный завод работать не должен. Эта отрасль должна быть контролируема, должны быть суровые штрафы. Но что бы мусорщики ни делали, за все нарушения штраф 100–200 тысяч рублей. Что это такое? В 20 раз превысили мощность полигона, навалили мусор, 1,5 миллиарда рублей в год заработали – и получили штраф в 200 тысяч. Это несоизмеримые вещи. Про наш полигон никто не знал 30 лет, местные жители не знали, что он существует, и за полгода из него сделали такую помойку, такую химическую бомбу, что теперь о ней знают все. Мы попытаемся как можно быстрее провести закрытие и рекультивацию этого полигона, и чтобы если что-то строилось, то локальное и небольшое.

Это не первый случай уголовного преследования лидеров мусорных бунтов в Подмосковье. 1 августа этого года было возбуждено уголовное дело против Артема Любимова, организатора митингов в Волоколамске. Его обвиняют в сокрытии гражданства США. Правда, во время обыска у него дома американский паспорт так и не нашли. Отсутствие гражданства подтвердило и посольство США. Любимов был в Америке только в 2005 году, у него есть лишь действующая туристическая виза. Свое преследование он связывает с протестной деятельностью.

Радио «Свобода»