Заботиться о людях в наше время немодно

0
873
Думаю, не для кого не секрет, что виноват в этом экономический кризис в стране. У людей просто нет денег, чтобы задумываться о кредитах или вкладах Сбербанка. К тому же, компания — уже давно не монополист на рынке. Но проблемы Германа Грефа пенсионеров поселения Лопатинский волнуют в самую последнюю очередь. Многие пожилые люди до последнего времени считали, что Сбербанк – такой же «государственный» банк, как Центробанк России, а значит, является более стабильным и защищенным от любых экономических катаклизмов. К сожалению, это совсем не так.
Лопатинский филиал Сбербанка  пустующим застать трудно. В условиях кризиса редко в каком коммерческом учреждении увидишь десятки клиентов одновременно. В связи с этим предполагаемое закрытие отделения банка кажется мягко говоря необдуманным, а по мнению жителей Лопатинского — «вредительским».
    Пятнадцатого февраля с самого утра жители Лопатинского рудника организовали прямо в отделении Сбербанка стихийный сбор подписей: огромная очередь ( до самых дверей) —  к окошечкам операторов, вторая ( ничуть не меньше) состояла из желающих поставить свою подпись против закрытия офиса. За полчаса « петицию» подписало почти шестьдесят человек. Возмущению жителей не было предела, практически каждый посетитель хотел выразить свое негодование на камеру:
   « Полнейший произвол, — кричала пожилая женщина,- мне в силу возраста трудно добираться и в это отделение, а как я буду ездить  за пенсией в город? Да я просто не доеду до центрального отделения, а если и доеду, там такие очереди, никакого здоровья не хватит отстоять!»
   «Ужасно! — вторила ей другая бабушка, — на нас всем плевать! Теперь, оказывается, и Сбербанк принадлежит частным лицам. А что –то государственное осталось? Вспомните, сколько у нас было заводов…Ничего нет, а то, что есть – в руках частных лиц. И именно они устанавливают любые порядки, поскольку никто им не указ! Не верю, что от наших подписей будет хоть какой–то толк. Кому сейчас есть дело до простых людей? Захотели закрыть отделение – и закроют, нисколько не сомневаюсь в этом!»
   « А вдруг петиция поможет?- вступила в разговор третья женщина, — ведь полнейший же беспредел творится. Больные, пожилые люди, с детишками, вынуждены будут несколько раз в месяц ездить на Советскую улицу и давиться там в огромных очередях. Молодые и здоровые просто не задумываются о том, насколько это подчас сложно нам, старым и больным, на которых государству плевать!»
  « Конечно, плевать,- перебил ее мужчина,- я сегодня получил свою первую пенсию – семь тысяч пятьсот рублей. А мне за квартиру больше пяти тысяч отдавать надо. А жить –то мне на что?»
  «Пять тысяч? – снова возмутилась первая,- у меня больше восьми тысяч выходит, а пенсия – десять тысяч! А лекарства? Полторы тысячи стоят десять таблеток. Про продукты я уже и не говорю. О покупке одежды – и речи нет! И эта – забота государства? Да какая же эта забота, когда ничего государственного у нас нет со времен перестройки? Я живу одна, официально заявляю, мне просто не доехать до центрального городского офиса банка, а разве я такая одна? Нас – пол-Лопатинского стариков, часть из которых стоит сейчас здесь, и все мы просим только об одном: и так живем трудно,  властям  плевать на наши проблемы, мы уже не ждем от жизни ничего хорошего, как не ждем и от выборов президента, но дайте нам хотя бы дожить не хуже, чем мы живем сейчас. Оставьте в шаговой доступности хотя бы офис Сбербанка.

Услышьте нас те, кто принимал это решение. Отмените его! То, что не проблема для вас, для нас, стариков, — трагедия!»
Услышат ли? Заботиться о людях в наше время немодно. На деле, а не на словах.
   А жители все подходили и подходили, и казалось, не было им конца…
Ольга Шелест