Некоторые особенности национальной изворотливости

0
822

     Один мой друг много лет назад решил сделать ставку в бизнесе на выкуп малоликвидной нежилой недвижимости и нестационарных торговых объектов. Для крупных игроков на рынке недвижимости торговые помещения, например, в ветхих домах по ул. Дзержинского г. Воскресенска или в с. Конобеево не существуют в принципе, а вот мой друг решил зайти именно в эту нишу бизнеса, поскольку не хватал «звезд с неба», но по крупицам зарабатывает на хлеб с маслом. На каждый магазинчик, если он не в глухой тайге среди медвежьих берлог, найдется свой арендатор. Естественно, что крупный бизнес на мелочь не зарится, зато мелких коммерсантов, дельцов и пройдох, находящихся в поисках приложения своих способностей и небольших капиталов, моему другу всегда удавалось найти в качестве арендаторов.
Кризис последних трех лет не обошел стороной малый бизнес. Страдают как арендаторы, так и арендодатели. Вчера мой друг поведал мне об особенностях изворотливости своих арендаторов разных национальностей. Традиционно арендодатель и арендатор встречаются или общаются через электронные средства связи один раз в месяц. «Сегодня день оплаты аренды,» — напоминает владелец помещения. Добросовестные предприниматели либо отдают деньги в обговоренные сроки, либо закрывают вопрос в течение одной-двух недель. О реакции не совсем приличных арендаторов мы расскажем подробнее.
Чаще всего помещения у моего друга берут в аренду предприниматели русской, узбекской и армянской национальностей.
Недобросовестные коммерсанты из русских долго «кормят арендодателя завтраками». Это может продолжаться по месяцу и более. Продавцы в магазинчиках работают, а предпринимателя-арендатора с каждым днем становится найти всё труднее, с каждым днем чаще и чаще на звонки отвечают длинные гудки, а в определенный момент арендатор вместе с продавцом и товаром исчезает, а номер телефона коммерсанта становится недоступным.
Недобросовестные предприниматели из узбеков при возникновении финансовых проблем вдруг резко забывают русский язык. «Слушай меня, Шахоп, — говорит мой друг своему арендатору. — Ты же меня месяц назад прекрасно понимал. Вопросы задавал правильные. Все цифры ты четко понимал и профессионально торговался. Ты каждый день клиентов обслуживаешь. Документы подписываешь. Почему вдруг у тебя память на русский язык отшибло?»
По иному ведут себя дельцы армянской национальности. Две истории как под копирку. Пожилые коммерсанты сняли павильоны в разных местах нашего района. Получив предоплату за первый месяц, мой друг отдал им ключи. Через месяц началась эпопея с получением очередных платежей. «Арам, я жду оплату за месяц», — по телефону просит мой друг. «Дарагой, всё помню, подожди пару дней, у меня беда, сестра умерла,» — отвечает арендатор. Через два дня мой «Дарагой» друг вновь напоминает о долге пожилому коммерсанту. Тот сообщает, что направился из Люберец в Воскресенск. Поездка занимает около 6 часов. Арендатор очень доброжелательно ведет беседу по телефону. Каждые полчаса мой друг интересуется, где же застрял должник. Октябрьский, Бронницы, Никитское… — арендатор сообщает о пути следования и стоянии в заторах. Затем абонент отключается. На следующий день арендатор вновь выходит на связь: «А, дарагой, я так спешил к тебе, что в аварию попал, телефон разрядился. Пришлось домой возвращаться». За месяц безуспешных попыток встретиться с должником моему другу пришлось выслушать разные душещипательные истории о смерти нескольких родственников из Армении, в связи с чем арендатору пришлось два раза уехать в Армению, три раза возникали другие форс-мажоры.
Моему другу это надоело, и он решил поменять замок. Оказалось, что должник сдал как «собственник» павильон в аренду какому-то узбеку, который, естественно, очень «плёхо» знает русский язык. Пришлось выселять еще одну жертву пройдохи. В тот же день позвонил молодой армянин и возмущенно потребовал встречи. Мой друг согласился. На встречу приехали человек шесть на двух дорогих иномарках. Моего друга обвинили в неэтичном поведении. «Ты думаешь только о себе. Почему не хочешь войти в положение моего отца? У него много проблем, он тебя по-человечески попросил подождать.» — наседал молодой армянин.
— Во-первых, почему я не вижу среди вас того, с кем я заключал договор. Почему я должен с вами разговаривать? Давайте вместо себя я пришлю своих родственников? Во-вторых, читайте договор. Там прописаны сроки оплаты и ответственность сторон. Про субаренду там четко сказано: только с разрешения собственника».
Мой друг так и не смог получить 15-тысячный платеж за второй месяц, но родственники арендатора, в свою очередь, не признали свою неправоту.

Сергей Рудаков