Вы находитесь здесь:Новости»Интересное» предпринимательство | Воскресенские Деловые Вести

    У нас нет единого понятия «госслужащие», есть служилые — люди, которые не работают, а служат. Нет даже чиновников в том понимании, как это принято в европейских и восточно-азиатских странах. Чиновники возникают тогда, когда государство разделило политику и экономику, а поскольку в России они не разделены, то нет и чиновничьего аппарата, который описывают ученые в своих научных трудах.

  Для того чтобы сформировалась адекватная сословная структура, нужно, чтобы внешнее самоопределение людей совпадало с внутренним. Вспомните, что вы читали про имперскую Россию. Как были одеты крестьяне и дворяне, как они разговаривали, где жили. Были явные сословные признаки: в речи, одежде, в праве — представителя каждого сословия судили по его сословному закону. Сейчас есть единый Уголовный кодекс, но в любой его статье есть менее строгие и более строгие меры наказания. Представителей низших —- обслуживающих — сословий осуждают по высшей рамке, а представителей служилых сословий — по низшей, такова судебная практика. То есть сословное право есть, но оно латентное. Есть латентные стереотипы поведения. Сословность публична, но в то же время она не осознается.

  Государство создает сословия в основном для нейтрализации угроз. Чем больше угроза, которую нейтрализует сословие, тем выше доля ресурсов, которая ей положена. Если есть внешняя военная угроза, значит, военнослужащие и армия в целом получает большую долю ресурсов, чем другие сословия. Внутри сословий есть расслоения по уровню потребления, подобное классовому. Например, уровень доходов у политтехнолога (лицо свободной профессии), обслуживающего областную администрацию, гораздо ниже, чем у политтехнолога, обслуживающего администрацию президента. 

 

Гаражная экономика

 

   Примерно 40% трудоспособного населения в нашей стране полностью или факультативно не имеют дел с государством, живут вне его: это так называемые «гаражники», «отходники» (работающие не по месту жительства), занятые в «дачной экономике». В «отходе» находится минимум 15 млн человек. 

   Промысел отличается от рынка и бизнеса тем, что там рыночные схемы обмена товара на деньги не доминируют. Главное — заработать авторитет, репутацию, которые потом конвертируются, в том числе и в деньги, как у «хорошего» парикмахера или врача. Значительная часть деятельности у нас промысловая, а не рыночная. 

Люди уходят из бизнеса в промысел. Частная стоматологическая клиника, у которой нет статуса юрлица и которая не платит налоги, — это типичный промысел. Зачем платить налоги, когда их можно не платить? Например, в Подмосковье есть такая клиника, причем она обслуживает даже местную элиту. 

   Существенная часть людей в России использует свое государственное положение, чтобы извлекать ренту, заниматься промыслами. Это врачи, которые, работая в госструктурах, занимаются частной практикой, репетиторы, юристы, подрабатывающие на консультациях.

   С этими людьми есть проблема: существенная часть из них бюджетники — это советское сословие, созданное государством для реализации своих социальных обязательств: в образовании, здравоохранении, культуре, науке. Но государство не устраивает, что у него есть обязательства перед бюджетниками, что они пользуются льготами. Сейчас это сословие ликвидируют, переводя бюджетников на контракт, при этом их сословные привилегии уходят в никуда.

   Для некоторых категорий контракт может многократно компенсировать льготы — например, для руководства учреждений здравоохранения. Для рядовых врачей — вряд ли. Средняя зарплата в здравоохранении вроде бы растет сообразно указам президента, но реальный доход обычных врачей понижается, если не учитывать их дополнительные доходы. Становится ясно, куда уходят деньги, если посмотреть на дворцы, в которых живут главврачи, — они одна из самых обеспеченных категорий.

   Есть муниципалитеты, где газопровода нет, но там есть кирпичные заводы, которые работают на газу. В других регионах есть лес, который вырос на заброшенных землях сельхозназначения. Этот лес бесхозяйный. Люди живут за счет этого леса, но по документам этого леса не существует, он бесхозяйный, растет на землях сельхозназначения. Бесхозность не значит отсутствие хозяина — всегда есть теневой владелец, который получает ренту. 

   За последние годы закрылись несколько сот тысяч организаций малого бизнеса. Но они же чаще всего не исчезают, а переходят в гаражно-дачную форму или какой-то другой вид промысла. А ушли от государства — оно их не видит, и всем хорошо. Сейчас у власти финансисты-монетаристы, которых интересует только бюджет и инфляция — реальная экономика им неинтересна. Когда денег от экспорта энергоресурсов стало меньше, они полезли по нашим карманам, и будут шарить по ним дальше, пока ситуация, с их точки зрения, не улучшится. 

У нас нет предпринимателей, нет рынка. Есть сословия коммерсантов, работающих на административном рынке, то есть рискующих в отношениях с государством.

 

    Есть два вида справедливости: уравнительная и распределительная. Первая — это равенство перед законом, а неравенство возникает на рынке. К этому состоянию стремятся все рыночные структуры. Распределительная же справедливость достигается за счет того, что государство распределяет ресурсы, создавая группы: чем значимее группа для государства, тем больше ресурсов ей полагается.

Опубликовано в Интересное

Мы в контакте

FaceBook

Русол-ветзооцентр

стальные двери б/б

Деко-с

Новодент

Диво