Манипуляция цифрами стала основанием реформ

0
429

Во фракции Справедливая Россия в Государственной Думе работает наш земляк, житель Воскресенска Михаил Русаков. Сегодня он в гостях у редакции газеты. Мы попросили Михаила Юрьевича рассказать о законодательных инициативах фракции, о причинах и последствиях пенсионной реформы, о катастрофическом неравенстве в распределении доходов в нашей стране. 

— Известно, что фракция «Справедливая Россия» в Госдуме небольшая, в то же время депутаты справедливороссы являются инициативными законотворцами.  Расскажите о том, в каких условиях приходится вашим коллегам продвигать свои законопроекты. 

—  Действительно, наша фракция разрабатывает и предлагает на рассмотрение парламента много законопроектов. Часто они отклоняются Единой Россией, но через некоторое время их фракция или Правительство выходят с этими же инициативами, и они принимаются.  

Например, инициатива Президента о том, что минимальный размер оплаты труда должен быть не менее прожиточного минимума – это давняя инициатива Справедливой России. 

В прошлом созыве я работал под руководством депутата Швецова из Челябинска, и мы прорабатывали тему «кредитного рабства» Тяжело было работать потому, что люди, попавшие в трудное положение, неохотно о себе рассказывают. Приходилось по крупицам собирать информацию.  

Мы разобрались, как они попадают в рабство. Человек берет кредит, не может вовремя расплатиться. Проценты может быть небольшие, но большая сумма штрафа, которая взыскивается перед этим. И вот заемщик, допустивший просрочку уплаты, начинает вносить деньги, и считает, что погашает долг. Но банк сначала направляет деньги на оплату штрафа. На оплату процентов и основного долга денег не хватает. И в результате сумма задолженности перед банком не уменьшается, а порой и растет.  

Одно из наших предложений заключалось в том, чтобы изменить очередность списания средств и штраф удерживать после оплаты процентов и основного долга. Также было предложено предоставить заемщикам право на кредитные каникулы по закону потребительского кредитования. 

Оба предложения в качестве законодательных инициатив были внесены в Государственную Думу и, при рассмотрении, отклонены голосами депутатов Единой России. 

Но затем законопроект об изменении очередности уплаты штрафа был внесен Правительством и уже принят в первом чтении. Уверен, что в скором времени он будет принят окончательно. А предложение о кредитных каникулах было озвучено Президентом и уже стало законом. Но только в отношении ипотечных кредитов. 

Таких примеров у депутатов нашей фракции, и депутатов двух других оппозиционных фракций, достаточно много. 

— Это, наверное, несправедливо. Какие меры возможны для решения этой проблемы? 

Инструмент решения этой проблемы находится в руках наших граждан. Мы все должны учиться использовать демократический инструмент влияния на власть. Спрашивать с тех, кого выбираем, за принимаемые решения и выбирать тех, чьи инициативы люди считают наиболее верными. Уверен, со временем мы к этому придем. Ведь принятые законопроекты о повышении  пенсионного возраста, о повышении НДС, отклоненные о прогрессивной шкале налогообложения, о моратории на рост тарифов естественных монополий – это результат работы одной фракции в Государственной Думе. И депутаты этой фракции обосновывают свои решения всенародной поддержкой. А эту поддержку на самом деле оказали избиратели, проголосовав за фракцию и ее депутатов – одномандатников, или проигнорировав выборы. 

—  Как такой вопиющий произвол восприняли россияне закон о пенсионной реформе. Мы знаем, что «Справедливая Россия» голосовала против пенсионной реформы. Скажите, обоснования и целесообразность в ее проведении есть?  

В качестве необходимости повышения пенсионного возраста была названа «демографическая яма», в которой оказалась страна. Эта яма – последствия 2-й мировой войны и наложившиеся на них последствия 90-х годов. В качестве обоснованности были озвучены тезисы о резком росте продолжительности жизни в стране и об отсутствии других вариантов сбалансировать бюджет Пенсионного фонда. 

Из этих трех утверждений верным является только первое. Демографическая яма на самом деле существует и соотношение граждан нетрудоспособного возраста к трудоспособному растет. 

В отношении роста продолжительности жизни. Такого показателя, продолжительность жизни, у Росстата нет. У Росстата есть показатель – ожидаемая продолжительность жизни при рождении. Его смысл заключается в том, что на основании статистических данных прогнозируется, сколько лет проживут граждане, родившиеся в определенном году, в том числе с разделением по полу. Для простоты часто в СМИ это называют продолжительностью жизни. Например, продолжительность жизни в 2018 году означает прогноз средней продолжительности жизни мальчиков и девочек, родившихся в 2018 году. И такой подход – не изобретение российского Росстата. Это общемировая практика. И рост этого показателя на самом деле есть. В первую очередь, за счет сокращения детской смертности. 

По такой же методике Росстат прогнозирует ожидаемую продолжительность жизни после достижения пенсионного возраста. 

Мы сделали запрос в Росстат и получили следующие данные: 

— ожидаемая продолжительность жизни после достижения пенсионного возраста в 1960 году у мужчин составляла 16 лет, в 2036 году, после повышения пенсионного возраста, составит 14,7 лет. У женщин, соответственно, 24,4 и 23,0 лет. Т.е. после реализации изменений в пенсионном законодательстве в 2036 году наши граждане на пенсии будут жить меньше, чем их предки 80 лет назад. 

Хуже всего то что при проведении реформы правительство не озвучило эти данные, играя на статистке. Я бы сказал, что это прямой обман граждан. 

Что касается невозможности сбалансировать бюджет Пенсионного фонда без повышения возраста выхода не пенсию, то Справедливая Россия, как и две другие оппозиционные партии, давали немало предложений, которые могли бы решить эту проблему. Но они затрагивали интересы богатейших людей, поэтому не были поддержаны Правительством и отклонялись голосами депутатов Единой России. 

— Мы живем в самой богатой стране мира по природным ресурсам. У нас есть нефть, газ и так далее.  На сколько у нас справедливо доходят деньги от продажи нефти и газа и прочих природных ресурсов до населения? 

Я бы начал с уровня неравенства, который существует в нашей стране. Социально – экономическая модель любого государства должна налоговыми и другими инструментами регулировать этот уровень. Что и делается во всех развитых странах. Уровень неравенства определяется показателем «коэффициент фондов». Это соотношение доходов 10% самых богатых граждан и 10% самых бедных. В 2018 году в России этот показатель составил 15,5. Т.е. доход 10% самых богатых был выше дохода 10% самых бедных в 15,5 раз. 

. Если сравнить с другими странами, то во Франции этот показатель — 9,1, в Германии — 6,9, в Швеции — 6,2, в Финляндии — 5,6, в Чехии 5,2, Японии – 4,5. В конце существования СССР коэффициент фондов в стране составлял 3,5. 

Правительство утверждает, что работает над преодолением неравенства, и что мы его сократили. В 2008 было 16,6, сейчас 15,5. Но если мы будем сокращать уровень неравенство такими темпами, то мы Францию достигнем через 58 лет, Германию через 78, Японию через 100. 

Детальные сведения о доходах богатейших людей наша статистика не приводит, но однажды нам удалось совершенно случайно получить достаточно детализированную справку и у налоговиков Москвы. Самый крупный доход в Москве в 2013 г. составил 28,9 млрд. рублей, в пересчете на доллары по курсу того года — это 948 млн. долларов. Доход десяти самых богатых человек — это около 5 с половиной млрд. долларов. Доход сорока девяти человек, тех кто получает больше 1 млрд. — составил 250 млрд. рублей. Для сравнения, в том же году расходы федерального бюджета на здравоохранения составили 500 млрд.руб.  Представьте, страна, в которой проживает более 140 млн. человек, расположенная на 11 географических часовых поясах, расходует из федерального бюджета на здравоохранение 500 млрд. рублей, а доходы 49 человек – 250 млрд. рублей.  

Почему мы говорим именно об неравенстве? Мы часто слышим от экономистов либерального толка такие утверждения: «Богатых не надо трогать, а надо помогать бедным, создавать условия чтобы они зарабатывали». Правительство заявляет, что регулярно повышает пенсии, растет средняя и минимальная заработная плата. 

Но одновременно с этим повышаются тарифы естественных монополий. Вместе с повышением тарифов растут доходы богатейших людей. Увеличение денежной массы, направленной на потребление приводит к росту цен.  И, как следствие, покупательная способность значительной части населения остается на прежнем уровне, а порой и снижается. 

На следующий год правительство делает точно так же и так происходит каждый год, уже на протяжении длительного времени. И судя по тому, что правительство не собирается менять эту стратегию результат будет такой же. Для решения проблемы бедности необходимо, чтобы рост доходов беднейших слоев населения опережал рост доходов богатейших слоев. Без этого проблему бедности решить невозможно. 

Сейчас правительство говорит, что у нас пенсии, минимальные зарплаты растут быстрее инфляции и покупательная способность должна расти, а люди с небольшим достатком ходят в магазин и говорят, что покупательная способность падает, у что денег не хватает. Есть два показателя и одно лукавство. Для этого следует понимать, как рассчитывается инфляция, и как прожиточный минимум. 

Инфляцией называют индекс потребительских цен и рассчитывается он по определенной методике как рост цен на широкий перечень. Это продукты питания, непродовольственные товары и услуги. В этот широкий перечень включается и поход в театр, и поездка за границу, покупка машины и так далее. 

Базой для расчета прожиточного минимума служит ограниченный набор продуктов. Т.е. набор, который приобретается значительной частью наших граждан. И в течение длительного времени стоимость этого набора продуктов растет значительно быстрее уровня инфляции.  

В результате в 2008 г. численность населения которая имели доход меньше прожиточного минимума составляло 19 млн. человек или 13,4% населения, в 2017 г. 19,3 млн. человек или 13,2% населения. Результат, который был вполне прогнозируемым еще в 2008 году. 

Инструменты для решения этой проблемы известны, и используются в развитых странах. Это ограничение роста тарифов естественных монополий, ограничение доходов государственных служащих и сотрудников государственных предприятий, применение прогрессивной шкалы налогообложения физических лиц. 

Депутаты Справедливой России выходили с инициативой заморозки тарифов естественных монополий, но она была прогнозируемо отклонена. Хотя положительный опыт у России имеется. В 2011 и в 2012 г. проходили выборы в Государственную Думу и выборы Президента. Правительство полтора года не повышала тарифов. В результате дефицит денежного дохода (сумма денежных средств, недостающая бедному населению для повышения доходов до величины прожиточного минимума) сократилось в 2012 г. с 424 млрд. до 370 млрд. рублей. Только из-за того, что не повышались тарифы. Но в середине 2012 г. выборы прошли, начался рост тарифов и буквально за 3 года дефицит денежного дохода увеличился вдвое до 700 млрд. рублей и примерно на этом же уровне держится до сих пор. 

Отдельно остановлюсь на прогрессивной шкале, которую либералы называют «отнять и поделить». 

Основной целью введения прогрессивной шкалы налогообложения является не изъятие сверхдоходов в виде налогов, а противодействие вывода прибыли из экономики в категорию личных доходов. Практически во всех странах Европы ставка налога на доходы, превышающие 1 млн. евро в год, составляет порядка 50%. Снижение уровня личного дохода богатейших людей оказывает давление на общий уровень доходов, что впоследствии приведет к покупательной способности остальных граждан. 

Предлагаемый Справедливой Россией вариант предполагает постепенное внедрение этой модели и, на первом этапе, затрагивает небольшую группу богатейших людей с доходом, превышающим 2 мдн. руб. в год. Численность этой группы – немногим более 20 тыс. человек, а их суммарный доход превышает 4 трлн. рублей в год. 

И еще раз повторюсь, что изъятие сверхдоходов не является основной целью. У этих налогоплательщиков есть возможность не выводить сверхдоходы из предприятий для покупки самых дорогих в мире яхт и самых дорогих объектов недвижимости, а оставлять в стране и направлять на развитие своих предприятий. В этом случае не будет необходимости платить большие налоги. 

В последнее время в прессе встречались высказывания богатейших бизнесменов США о необходимости повышения налогов на высокие доходы. В этом существенная разница с нашими богатейшими согражданами. Природа различий – в способе заработка. В США бизнесмены производят товары народного потребления. Для этого им нужны покупатели, и они заинтересованы в достойных доходах своих сограждан. 

Источником высоких доходов в России являются природные ресурсы и их первичная переработка, монополии и освоения бюджета. Для извлечения сверхдоходов из этих источников покупательная способность граждан не нужна. Поэтому и результат соответствующий.