Ненависть вместо защиты

0
163

«Недовольство властью растет, и политтехнологи придумали, как выпустить этот пар, не дав ему ударить в Путина». Почему «канализация» энергии через местных чиновников не сработала, и причем тут Хрущев.

Евгений Ющук, директор компании «Маркетинг рисков и возможностей», профессор УрГЭУ:

— Мой пост в блоге о том, что политтехнологи на местах зафиксировали появление «мясорубки для региональных чиновников» и стали «скармливать» ей заказанные им объекты, вызвал не только публичный, но и подковерный отклик. Несколько моих источников из кругов, близких к Администрации президента, сказали, что ситуацию «заказа снизу» я увидел и показал точно, но не обратил внимание на признаки «заказа сверху». В данном материале я покажу обе ситуации.

Две проблемы администрации президента

В России уже не первый год падает жизненный уровень населения. Это не секрет — по крайней мере, для самого населения. Попытки улучшить показатели роста экономики за счет смены руководителя Росстата населению радости не принесли и не могли принести — люди смотрят на действительность не через призму статистики.

На все это наслоилось повышение множества налогов и акцизов. А «вишенкой на торте» стало повышение пенсионного возраста, что было воспринято как урезание социальных благ.

Поскольку в стране в значительной степени «ручное управление», а Президент взял на себя личную ответственность за повышение пенсионного возраста, люди решили, что власть их, по сути, предала и защиты ждать не от кого вообще. И это, по их ощущениям, несправедливо.

В результате энергия недовольства властью стала резко расти. Администрации президента (АП) пришлось думать, как выпустить этот пар, не дав ему ударить в Путина.

Теоретически это обычная для политтехнологов задача: как отвести энергию недовольства в сторону от защищаемого объекта.

Классическое решение — «канализировать энергию» — т.е. выкопать канал, по которому она, как вода, уйдет в сторону. Одновременно Администрации президента требовалось (и требуется) повысить у людей ощущение, что справедливость все же существует.

Решая две этих проблемы, АП, на мой взгляд, поступила не слишком умно и создала проблем больше, чем решила. Постараюсь объяснить, почему я пришел к такому выводу.

«Вид снизу»: почему чиновники вдруг начали массово говорить некорректные вещи?

А они не начали. И даже не стало внезапно резко больше камер в мобильных телефонах и охвата соцсетей.

Происходит очень простое явление.

Как я сказал ранее, у людей после «кидка» с пенсионным возрастом есть ощущение, что социальное государство сворачивается, причем защитить их больше некому, т.к. «кинул» сам Путин. И люди начинают искать подтверждение этому.

Далее политтехнологи на местах в своих интересах или в интересах заказчика подрезают высказывания и кидают их в паблик.

Происходит взрыв. СМИ его охотно освещают.

Всё.

В реальности, основной массив высказываний приходится на следующие моменты:

 Касается конкретных людей, а на них реагируют те, к кому слова не были обращены.

Так, Глацких произносила свои заведомо жесткие слова конкретным лидерам, стимулируя их, как стимулировала ее в свое время Винер, а политтехнологи по конкретному заказу их вырезали и подсунули всему обществу, которому они вообще не были адресованы.

 

Так история про «после 30 деньги не нужны» с Еленой Писаревой была направлена на стимулирование деторождения до 30 лет. Это соответствует и медицинским мотивам, и, главное, программам по развитию демографии.

 

Так Карелин — один из немногих славян-чемпионов в борьбе (там в основном выходцы с Кавказа) — регулярно обращает внимание на тот факт, что на Кавказе нет домов престарелых, потому что дети сами заботятся о родителях. И считает, что для России было бы полезно это отношение к старикам перенести на все общество (не вместо пенсий, а в принципе).

Но есть и действительно агрессивные и человеконенавистнические заявления.

Только общественность не умеет, да и не желает в это вникать. Общественность априори ждет очередной засады.

«Вид сверху»: уши Администрации президента

Информацию моих источников о том, что за ситуацией с «внезапной разговорчивостью» чиновников стоит Администрация президента, напрямую я проверить не могу: методички и циркуляры мне, разумеется, никто не предоставит. Однако открытые источники позволяют проверить это косвенно.

Я обратил внимание на два момента.

1. На кого в принципе политтехнологи АП могли бы «канализировать» недовольство властями, чтобы отвести его от Путина?

Если бы я решал эту задачу как политтехнолог, я бы искал множественную цель, которая непосредственно ассоциируется с властью, но не назначается Президентом (иначе опять возникли бы вопросы к нему — теперь на почве его кадровой политики).

В таком ракурсе надо было бы вычесть федеральных министров вместе с премьером (автором слов, ставших мемом: «Вы держитесь» и одновременно — автора совета чиновникам «включать голову», когда они говорят).

В итоге остались бы региональные чиновники и депутаты Госдумы. Именно они, в теории, являются той самой «властью», которую можно позволить ненавидеть без прямого ущерба для Президента (на самом деле это не так, но об я скажу этом позже).

Кроме того, региональные чиновники и депутаты Госдумы — группа многочисленная, а значит, можно довольно долго менять фигуры, становящиеся объектом ненависти, на новые — по мере утраты интереса к предыдущим.

Поскольку испытывать сильную эмоцию сразу по многим вопросам человек не может, достаточно постоянно подсовывать ему новый объект для выражения эмоций — и дойти до защищаемого политтехнологом объекта у него не останется ни сил, ни времени.

2. Поведение федеральных СМИ как маркер уровня принятия решения на «мочилово».

Несложно убедиться, воспользовавшись поиском по СМИ, что неоднозначные (или выдаваемые за таковые) заявления региональных чиновников недолго остаются в регионе, а очень быстро попадают в ленты федеральных СМИ.

Скажу больше: не просто в ленты федеральных СМИ, а и в бегущую строку в выпусках федеральных телеканалов (когда сюжет про одно, а строка про другое — что позволяет крутить нужную тему практически в любом сюжете, независимо от его содержания).

Возможно, среднестатистический россиянин и не в курсе, но специалисты хорошо знают, что все крупные федеральные СМИ так или иначе зависят от позиции Администрации президента. Это не значит, что СМИ — марионетки, это значит, что команду взять в работу определенное направление или наоборот — не замечать его они выполняют достаточно хорошо.

Так вот, столь слаженная работа сразу многих федеральных СМИ по чиновникам из совершено разных регионов, имена которых ранее не были известны широкой публике, для специалистов является четким маркером команды из АП на раскрутку темы.

Крупные СМИ и на платной-то основе могут не взять заявления никому не известного чиновника уровня «младший помощник старшего советника заместителя регионального министра», мотивируя тем, что эта персона никому не известна и ее мнение неинтересно тоже никому.

А тут — такая синхронность по провинциальным инцидентам, да еще на высочайшем уровне раскрутки.

В чем опасность этой ситуации — «вид снизу»

В отрицательном искусственном отборе чиновников. «Косячат» те, кто работает. А те, кто просто протирает штаны за зарплату, не «косячат». Они просто тихо проедают бюджет.

Глацких — отличный пример для понимания этого. Я в рамках расследования скрупулезно рою каждый пункт претензий в ее адрес и поэтому знаю по этому кейсу, возможно, больше всех. Но уверен, что любой региональный журналист, потратив некоторое время, может по кейсу в своем регионе раскопать все точно так же.

Так вот, 29-летняя девушка Глацких подняла Департамент. Точнее, создала. Началась работа с молодыми людьми — реальные социальные лифты. Она стала ездить в глубинку, вместо сидения в теплом кабинете за зарплату — рассказывать тамошней молодежи про эти лифты и стимулировать ее к самостоятельности (там, кстати, и сказала свою фразу, в забытом чиновниками Кировграде).

И отказалась согласовать стройку за региональные деньги на федеральной земле, потому что закон это запрещает. Стоимостью 2 млрд руб.

Мне часто задают вопрос, какое отношение Департамент имеет к согласованию стройки? Поэтому здесь сразу отвечу: этот Департамент был Исполнительным органом государственной власти, а стройка Учебного центра для проекта «Золотое сечение» — подведомственная ему. Соответственно, финансирование должно было идти из регионального бюджета через Департамент Глацких, и она уже на этапе проекта должна была согласовать конкретный проект на конкретной земле. А потом нести за это ответственность.

Так вот, если вернуться к теме раскрутки скандала по Глацких. Конкретные политтехнологи, в конкретных целях (далеко не благих для общества) вырезали одну ее фразу, сказанную лично, в глаза, конкретным молодым лидерам, и не породившую никаких отрицательных эмоций — и закинули на мегапосещаемый портал Пикабу одноразовым ботом, вызвав возмущение всего народа. К которому эти слова отношения не имели.

То есть, по сути, человека, который реально и продуктивно работает, «загнобили» за неумение красиво говорить.

Итог: в кресло сел профессиональный чиновник, который за два месяца, говорят, ни в какие муниципалитеты в глубинке не съездил, бюджеты в Москве защищать не стал (оставив молодежь минимум без 50-ти миллионов) и поднял, говорят, всем подчиненным зарплаты до максимума.

Т.е. работы стало делаться меньше, молодежь осталась без денег, а затрат из бюджета стало больше.

Зато очень тихо.

Это проблема, по моему мнению. Поощрение безделья и проедания бюджета — плохая идея. И ни из какого инкубатора вы не наберете множество профессиональных говорунов, горящих на работе чиновника.

Надо что-то с критериями оценки слов менять.

Но! Есть еще один важный момент. Все это стало по-настоящему большим скандалом даже не после Пикабу, а после того, как тему подхватили ленты федеральных СМИ. Некоторые выпускали по несколько материалов в день, крутили в бегущей строке. Делались также сюжеты в новостях (с повторами) и недельных аналитических передачах, что позволяло дополнительно закреплять в сознании людей инцидент — с заданными коннотациями.

Смычка интересов центральных и местечковых политтехнологов, самопиарщиков и СМИ

Сложилась прозрачная картина и для политтехнологов, и для журналистов, и для тех, кто живет пиаром.

«Мясорубка для местных чиновников», сделанная по команде сверху, настолько очевидна для них, что данным «окном возможностей» стали пользоваться профессионалы на местах, скармливая этой машине объекты заказа.

Ведь, по сути, сформировался бесплатный механизм, позволяющий достигать целей, которые на платной основе стоили бы, пожалуй, сотни миллионов рублей — учитывая масштаб «разлета осколков».

Кстати, хорошо видно, когда заказа нет и «машине» приходится искусственно вымучивать очередную жертву: все ограничивается в таком случае обсуждением ее слов или поступков — которые впоследствии могут и не подтвердиться.

Как, например, буквально на днях был шум по поводу драки чиновницы с директором школы с использованием елки. Только вот судебно-медицинская экспертиза затем не нашла следов драки ни на одной из участниц (это после якобы ударов елкой, повторюсь), и полиция отказала в возбуждении уголовного дела. Но волна успела прошуметь.

А вот в ситуации с Глацких, наоборот, были все новые и новые волны вбросов, причем дошло уже до использования порнографических роликов посторонних женщин, которые тоже приписали Глацких. Не говоря уже о фейках про якобынецелевое использование средств и прочих производственных моментах. До сих пор многие повторяют. Это и заставило заподозрить наличие заказа, а когда были найдены и изучены следы, вскрылись исполнители — подозрения перешли в уверенность.

Помимо местечковых политтехнологов, отрабатывающих заказ на объект, в плюсе оказались также СМИ всех уровней: у них появляется дополнительная читаемость и цитируемость.

Ну и, конечно, в выигрыше просто самопиарщики всех мастей — начиная от блогеров и заканчивая гражданами типа Ксении Собчак. С ними механизм совсем просто работает: есть «хайповая» тема — надо по ней высказаться, приняв сторону большинства.

Поскольку СМИ и самопиарщики имеют серьезное медийное влияние, они гарантированно обеспечивают политтехнологам присутствие темы в публичном поле.

В чем опасность этой ситуации — «вид сверху»

Как и обещал, выскажу свое мнение, почему считаю ошибочной идею Администрации президента по созданию «мясорубки» для региональных чиновников и депутатов Госдумы. И, более того, считаю эту идею крайне опасной для Путина — которого она, в теории, призвана была защитить.

Дело в том, что работа этой «мясорубки» порождает ненависть к власти в целом. Да, на первых порах ненавидят Карелина, Глацких, Писареву и других. Но начинается переход количества в качество — и власть начинают ненавидеть всю, целиком.

И, в конечном счете, вместо защиты Путина Администрация президента получит  защиту тезиса: «Власть прогнила снизу доверху».

Недаром уже сейчас работа «мясорубки» с восторгом воспринята теми, кого обычно называют «либеральной общественностью», а так называемые «патриотические паблики» в соцсетях уже начали борьбу с «фейками против чиновников».

О том, что в результате происходит отрицательный искусственный отбор чиновников, когда в плюсе оказываются тихие бездельники, я уже говорил. Это очень опасная для всего общества ситуация, потому что ежедневную работу госаппарата обеспечивает не Путин и не министры, а именно вот эти чиновники на местах.

Своими руками обеспечить, чтобы государство делало работу для населения силами бездельников — не лучший вариант.

Но самое неприятное и неожиданное: люди в возрасте за семьдесят начали говорить, что им эта картина напоминает ситуацию, которая была, когда Никиту Хрущева к смещению готовили.

Как они говорят, там тоже в СМИ формировалась картина, что госаппарат работает из рук вон плохо. Кроме того, СМИ показывали, что у Никиты Сергеевича не получается достигать заявленных планов, а ряд его идей вообще казались странными. Потом про него, правда, еще начали рассказывать анекдоты, добавляют очевидцы того периода.

Аналогии с периодом перед отставкой Хрущева, на мой взгляд, не вполне просматриваются, но это именно на мой взгляд — человека, который Никиту Сергеевича уже не застал и читал о нем в книгах да газетах.

Однако тот факт, что люди, видевшие тот период не по газетам и книгам, а своими глазами, проводят такие аналогии — лично меня очень насторожил.