Уверенный в себе на 100% — это человек обезумевший

0
260

«Понимают свою интуицию люди зрелые, а ум и зрелость зачастую никак не связаны. Например, то, что человек инфантильный принимает за интуицию, может оказаться банальной тревогой».

Крупнейший отечественный специалист в области теории сознания, руководитель кафедры конвергенции естественных и гуманитарных наук Петербургского государственного университета, профессор Татьяна Черниговская регулярно выступает с лекциями. Она рассказывает об особенностях человеческого мозга и связанным с ним поведением, об особенностях цивилизации начала XXI века и вызовах, вставших перед человечеством. Публикуем яркие цитаты ученого.

О важности волнения и неуверенности в себе

— Понимают свою интуицию люди зрелые, а ум и зрелость зачастую никак не связаны. Например, то, что человек инфантильный принимает за интуицию, может оказаться банальной тревогой.

Важно внимательно «прислушиваться» к своим ощущениям. Даже те, кто постоянно выступают публично, на вопрос: «Волнуетесь ли вы?» — почти всегда отвечают: «Да, волнуюсь». Много лет назад на конференции в Германии я познакомилась со знаменитым ученым Карлом Прибрамом. Я, честно говоря, была уверена, что этот классик нейрофизиологии давно умер… Но он оказался не просто живым, но исключительно жизнелюбивым, загорелым мужчиной в красном свитере с очередной молодой женой.

По утрам мы вместе завтракали, и однажды я решила задать ему важный профессиональный вопрос, а он попросил: «Татьяна, после моей лекции! Я страшно волнуюсь!» Тут я подумала: надо уезжать! Если сам Прибрам волнуется перед выступлением, то всем остальным нужно уползти в нору и рот не открывать. Факт: в здравом уме и твердой памяти человек волнуется. Если он настолько обезумел, что уверен в себе полностью, то его природа накажет: что-то забудет, потеряет нить рассуждений или упустит драйв.

Драйв — очень важное слово. Я не могу предвидеть, удачной ли будет лекция, хотя у меня большой опыт. Печенкой знаю то, что буду рассказывать, под наркозом могу читать, а лекция иной раз вообще не идет — нет драйва. Иногда же такая сложная тема, что я сама не знаю, как ее подавать, — а мысль летит, сверкает! Сама вижу, как сверкает, — и все видят! Как это выходит?

О современном мире и образовании

— Задачи современного образования: тренировать понимание, а не запоминание, воспитание спокойного отношения к постоянным переменам, формирование навыков верификации информации, обучение способности учиться и противостоять стрессу, научить сохранять человечность в цифровом мире.

— Мы попали в другой тип цивилизации. Это не все еще осознали, но это дела не меняет, потому что мы в нем уже находимся. Уже есть дети, которые родились в цифровую эпоху, и это другие дети. Уже есть мир, который регулируется совсем не так, как раньше, и нам надо понять, как в нем жить.

Дело не в прогрессе — когда-то мы ездили на козе или на осле, потом пересели на лошадь, а сейчас на машине. Дело не в этом. Дело в том, что это нестабильный мир, который меняется каждую секунду, и я не уверена, что мы еще имеем контроль над ним.

— Мы ищем информацию не внутри себя, а вовне. Вместо того чтобы порыться у себя в мозгу и попытаться вспомнить саму информацию, я пытаюсь вспомнить адрес, где она находится. А если, например, рядом нет компьютера, мы пытаемся виртуально вспоминать этот компьютер, где она находится в компьютере, в какой папке она лежит. Это принципиально другая вещь.

О мозге

— Если наше поведение несводимо к алгоритмам и даже не подвластно сознательному контролю, то встает тревожный вопрос о свободе воли, контролируемости поступков, о соотношении генетического и зависящего от окружающей среды. В какой степени наше поведение и способности зависят от характеристик нашего мозга?

Например, общеизвестно, что именно левое полушарие обеспечивает логическое мышление, и следовало бы ждать, что математическое способности будут связаны именно с ним.

Однако, если Лейбниц, бесспорно, может быть охарактеризован как логик (или алгебраист), то Ньютона с не меньшей степенью определенности можно отнести к категории физиков (геометров), то есть людей, которым в высшей степени свойственно гештальтное восприятие мира, стимулируемое деятельностью правого полушария мозга. Повреждения мозга могут, как ни парадоксально, не ухудшать некоторые способности (например, левосторонний инсульт у Шнитке едва ли не усугубил его музыкальный талант). Пастер, у которого после правостороннего инсульта фактически не функционировала половина мозга, именно тогда сделал самые значительные открытия.

Известны многочисленные свидетельства парциальных, но очень значительных способностей у людей с Williams-синдромом, SturgeWeber-синдромом, Savant-синдромом и т.д. Это свидетельствует о том, что функции в мозгу локализованы лишь отчасти, что мозг — сложнейшая из всех мыслимых система с огромными компенсаторными возможностями.

Вопрос в том, что именно в нем заложено генетически и в какой мере, а главное — как именно внешняя среда и опыт настраивают этот инструмент, остается по-прежнему открытым.

О жизни

— Большинство людей ведут себя так, как будто жизнь — это черновик. Жизнь начинается с момента зачатия, прошу получить вас эту необыкновенную новость. Она уже идет, и она одна. Почему надо жить так, как будто будет возможность потом что-то исправить? Ничего никто не исправляет.