Сергей Лесков. Роковая ошибка: властные дуры убеждают нас, что мы ошиблись, когда родились

0
82

Художественная гимнастика – это одно. А художественное слово – совсем другое. Поэтому ты можешь быть мастером на ковре, но рот свой лучше держать на замке. Такие соображения навевает скандальное заявление чиновницы из Екатеринбурга, олимпийской чемпионки по художественной гимнастике Ольги Глацких о том, что государство в принципе ничего не должно молодежи. Только родители должны, поскольку родили – никто ведь их об этом не просил. Рожали для собственной услады, а теперь наседаете на государство, у которого и без вас забот хватает.

Где руководитель департамента молодежной политики областного правительства нахваталась столь глубоких мыслей? Получив диплом политолога в МГУ (как она туда попала, если в школе толком не училась, с 12 лет пребывая в сборной?), Глацких делала чиновничью карьеру в Управделами президента РФ и министерстве спорта РФ. Если так, как она, думают и старшие ее наставники, становится не по себе. Дескать всякие народившиеся без спросу тянут свои жадные ручонки к власти, к народному добру…

Что бы мы ни говорили об СССР с его коммунистической утопией, в ту эпоху власть стремилась создать у ребенка жизнерадостную картину мира. Любая задача предполагала решение, надо только сильно захотеть и собрать волю в кулак. Корней Чуковский однажды вступил в переписку с девочкой Галей, которая считала, что Некрасов – советский поэт. Чуковский решил, что девочку плохо учили в школе. Нет, отлично учили! Галя ответила Чуковскому, что Некрасов – советский, потому что хороший. Илья Муромец, Суворов с Пугачевым, Пушкин – тоже герои советского пантеона.

Теперь – иначе. Спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Может быть, незрелую чиновницу Глацких наставники этому впрямую и не учили, но она, как раньше говорили, набралась всего «от плохих мальчиков». То есть от текущей власти. Неизвестно, чем она сегодня руководствуется – но уж никак не «чаяниями народа».

Реальные народные доходы падают последние годы, здравоохранение и образование в глубоком кризисе, удавка запретов затягивается, процветают только олигархи и карательные органы. При этом чиновникам строго вменено на словах проявлять «заботу о людях» – как говорил персонаж фильма «Фонтан» Юрия Мамина: «Дать людЯм всё!»

 

То есть Ольга Глацких сказала правду. Но разве политику или чиновнику можно говорить ее? Правда и политика – две вещи несовместные.

Сорвалась с бревна чемпионка. Уронила мяч. Но ничего, товарищи поймут и простят. Чемпионы – особое сословие. Наш заветный фонд. Федеральный резерв, и для регионального начальника олимпийские чемпионы – неприкасаемая каста. Интересно, что сказал губернатор Евгений Куйвашев севшей в лужу чемпионке? Что-то вроде: «Ну ты и ляпнула этим олухам! Хоть понимаешь, что с людями осторожней надо быть?»

Если мы вспоминаем прежнюю эпоху, то в СССР даже в страшном сне никому из руководителей не могло прийти в голову заявить молодежи, что власть ничего ее не должна. Что все эти «рожденные самотыком» – лишние на празднике жизни.

Любимая мысль Шукшина, которая звучит во многих его вещах: гордиться можно только тем, что ты нужен своей стране, селу, предприятию, людям. И это главная тема фильма «Председатель», который получил Ленинскую премию и открыл путь к славе Михаилу Ульянову. Нельзя покидать малую родину, потому что без тебя она погибнет и рухнет. В «Девяти днях одного года» об этом говорят ученые – подчеркнуто аскетичный Баталов и ироничный Смоктуновский.

Откровенные слова чиновницы и чемпионки – подтверждение того, что российская элита и российский народ идут разными маршрутами и живут в параллельных мирах. Только этим можно объяснить тот факт, что наша экономика годами топчется между стагнацией и рецессией. Просто школа бальных танцев Соломона Пляра: «Две шаги налево, две шаги направо, шаг вперед и два назад».

Кризис может ударить по любой стране, но он не бывает столь непреодолимым, как в России. Неужели в других странах экономикой заправляют высоколобые министры, а наши на лекциях носом клевали и в морской бой играли? Неужели русская земля разучилась рожать не только Невтонов и Платонов, но также Столыпиных и Витте, что, кажется мне, несколько проще?

Я уверен, какие бы высокие речи о росте ВВП, технологическом рывке и модернизации ни говорили наши руководители, именно этот рост видится им самым нежелательным сценарием. Экономический рост в европейской стране невообразим в условиях политической монополии. В нулевые годы стали жить богаче и свободнее. В итоге повалили на Болотную, который едва не стал русским Майданом.

Второй раз на грабли власть не наступит. Известно ведь, что революции происходят не от бедности, а из-за обманутых ожиданий и несбывшихся предвкушений.

По этой же причине, очевидно, не ставится задача выполнить майские указы Путина. Самый важный их пункт – поднять темпы роста ВВП до 4% в год. Это среднемировой уровень. Но в последние годы Россия не дотягивает и до 2% – ибо «у ней особенная стать». Согласно прогнозам, на ближайшие годы темпы роста ВВП России составят 1,5%. Родимое министерство экономики, которое вынуждено излучать оптимизм, смело поднимает планку до 1,75%. О заданных четырех процентах никто уже не заикается.

Может, это и хорошо. Цифра 4 считается неудачной во многих культурах. Сразу на ум приходят четыре всадника Апокалипсиса. В китайском и японском языках слово «четыре» звучит как «смерть», хотя пишется по-разному. В Китае в лифте нет кнопки 4, вместо нее пишут 3+1. Так что из чувства самосохранения не надо торопиться с ростом. Тише едешь – спокойнее спишь.

Что же касается генеральной линии на цифровизацию, которая, как ожидают, может изменить контуры будущего и перевести экономику в качественно новую плоскость без рискованных политических реформ, то странная получается картина. Только что завершилась конференция Ассоциации предприятий компьютерных и информационных технологий (АПКИТ). Несмотря на все обещания, настроения безрадостные.

На Западе мировые прорывы происходят в гараже, а в России денежные потоки направлены в государственные компании. Их доля в отрасли растет, а эффективность – нет. У частника прибыль становится токсичной и воспринимается контролирующими органами как доказательство мошенничества. Частные компании все более чувствуют себя отважным ежиком, которые пробирается сквозь чащу кактусов.

Согласно Дарвину любая система, которая перестает прогрессировать, неизбежно впадает в фазу деградации и увядания. В этой фазе жизнь становится бессмысленной, но расцветает культ смерти и осуждения рождаемости. Лучше всего тем, кто уже в раю. Смерть – это последний ресурс и последний якорь, чтобы держаться на плаву.

Что мы и наблюдаем чуть не в каждом мыслеизъявлении власти, словно старающейся убедить нас в том, что наше рождение на свет было нашей роковой и уже неисправимой ошибкой…