Обманутые надежды

0
75

    Долгие годы  нынешняя власть  убеждала  россиян в том,  что  страна поднимается из руин, в которые нас ввергли «проклятые»  прозападные либералы 90-х.  Якобы в начале нулевых годов  пришел к власти крепкий союз  силовиков и пророссийских либералов «путинского призыва»,  и впереди  у россиян светлое материально обеспеченное будущее.  Большинство  россиян искренне радовалось  экспансии «Газпрома» и других  энергетических гигантов  на европейские и восточные рынки, бесконечным  тратам на прокладку труб по дну морей и  поддержку дружественных стран.  «Ради нас  стараются, чтобы нашу безопасность и безоблачную старость обеспечить,» —  надеялись доверчивые  граждане.

    И вот преодолев  разруху  90-х годов,  пережив  падение  доходов  в период санкционной войны со странами Запада, россияне  получили подарок от властей исторического значения  —   пенсионный дефолт.  Именно дефолт, а не реформу, потому что  власть официально призналась в неспособности  обеспечивать старость пожилым людям.   Проводить олимпиады  и чемпионаты мира могут, строить авианосцы и военные базы способны, а содержать  пенсионеров – ну ни как.

   Дефолты  случались и раньше.  Была конфискация вкладов в Сбербанке, денежная реформа Гайдара, дефолт и обесценение рубля в 1998 г., валютная девальвация в 2014 г. и т.д.  Пенсионный дефолт стал самым циничным  и масштабным, если суммировать ежегодные триллионы  рублей, сэкономленных в будущем  на  пожилых  гражданах. 

     Основания и обоснования  повышения пенсионного возраста, которые мы слышим из уст  государственных  деятелей,  ужасают  абсурдностью  и примитивностью.

     Нас убеждают  в том, что  из-за демографической ямы 90-х годов  сокращается численность работающих на фоне увеличивающейся  численности пенсионеров. Но половину  валового внутреннего продукта  страны  создается  в нефтегазовой отрасли и электроэнергетике, где работает около 2 млн рабочих и ИТР. А в США  всего лишь  сто тысяч  занятых в  сфере производства  компьютерной техники  ученых и инженеров создают  продукцию стоимостью  больше, чем весь ВВП России.  То есть в реалиях современной экономики  неприлично  и  непрофессионально для государственных деятелей  рассуждать экономическими категориями времен  Карла Маркса и Владимира Ленина.

     Если  российские власти и экономика остро нуждаются в  дополнительных трудовых ресурсах,  то за рубежом есть многомиллионная  база  русскоязычных соотечественников, которым всего лишь необходимо создать условия для возвращения  на историческую Родину.

    При этом  те же политики заявляют о курсе на  внедрение наукоёмких  технологий  в экономику страны,  что  позволит  многим  предприятиям и целым отраслям  заменить людей  роботами. К жизни в  постиндустриальном обществе, к которой нас готовят власти,  нынешняя пенсионная система совершенно  не применима.

    Тотальная компьютеризация  и автоматизация  всех сфер жизни  меняет  структуру занятости населения,  способы получения доходов организациями и отдельными гражданами.  Предприятия  добиваются  огромных объемов реализации произведенной продукции за счет внедрения  новых технологий, при этом  сокращая год от года численность работающих и расходы на фонд оплаты труда. Получается, что прибыли растут, а поступления в пенсионный фонд падают.  А что же  делают  в постиндустриальном обществе простые люди, которых заменяют роботами? Им приходится быть всегда готовыми к переобучению,  освоению новых профессий и смене места жительства.   Человеку нужно быть готовым  к неформальной занятости и гибким формам оплаты труда,   работать  в двух и более местах по два-три часа в день, через день, раз в неделю.

    В свою очередь  Государство  должно поменять  принципы и источники  формирования поступлений  в пенсионный фонд. Не исключено, что в будущем  денежные средства в Пенсионный фонд РФ будут поступать не с отчислений из фонда заработной платы предприятий, а с  прибыли.  В России будет закономерно  и справедливо  в законе прописать обязательства  нефтяных и прочих ресурсодобывающих  предприятий, имеющих сверхприбыли,  отчислять определенный процент на содержание пожилых людей.   Возможно, что пенсионный фонд вообще придется ликвидировать, а пенсии выплачивать напрямую из федерального бюджета страны.  В странах Евросоюза  эта тема активно обсуждается.  Наши политики предпочитают проводить «реформы»,  не слушая оппонентов.

Сергей Рудаков

 

Бесстыдные  спекуляции

     Конституция вообще не предусматривает никаких отдельных пенсионных и иных фондов — лишь общее понятие «бюджет». И никаких отчислений в пенсионный фонд — лишь единые налоги.

И тогда какие налоги и с кого, с каких видов деятельности и в каких объемах собирать — предмет всей экономической политики государства. Какую часть суммарного федерального бюджета потратить на выплату гражданам пенсий, причем, как совершенно безусловные и первоочередные обязательства государства — предмет социальной политики.

    Напомню: еще полторы-две сотни лет назад никому и в голову не могло прийти, что один сельскохозяйственный работник сможет прокормить не то, что двоих, но десять-пятнадцать других граждан, не занятых в сельскохозяйственном производстве. Но рост производительности труда налицо. И привел он к тому, что применительно непосредственно к хлебу нашему насущному этот вопрос (о том, сколько землепашцев нужно для прокорма людей) никто уже всерьез не ставит. Вопрос иной — сколько нужно инвестиций, новой техники и технологий, вложений в науку и т. п.

    Почему же мы, да еще и на фоне столь тотальной автоматизации и роботизации производства в мире (к сожалению, более в развитых странах, а не у нас) до сих пор позволяем своим властям столь бесстыдно спекулировать на теме «демографических ям» и того, сколько работников в 2025-м году будут кормить одного пенсионера?

Юрий Болдырев, экономист, публицист