ОСАГО в никуда: чего ждать от очередной реформы?

0
719

 

«Многие считают правильным, что лихачи будут платить больше, а добросовестные аккуратные автомобилисты — меньше. Но сколько они готовы платить? О справедливости ценообразования речи не идет».

Виктор Климов, руководитель проекта ОНФ «За права заемщиков», рассказалForbes Contributor, почему реформа ОСАГО, которую задумал Банк России, приведет к подорожанию полисов, не решив при этой основной проблемы продукта — его слабой экономики.

—  ОСАГО остается предметом пристального внимания вот уже несколько лет, что неудивительно: сегодня автомобиль есть практически в каждой второй семье. Стоимость полиса, доступность услуги, а главное, гарантия выплат в случае ДТП — все это затрагивает интересы миллионов людей.

Климов приводит цифры, из которых ясно, что в 2017 году больше половины договоров (51,8%) пришлось на 13 регионов, крупнейшие из которых — Москва и Московская область (8 млн договоров), Санкт-Петербург (1,8 млн) и Краснодарский край (1,6 млн). Объем собранных страховых премий сократился на 5,1% по сравнению с предыдущим годом и составил 222,1 млрд рублей. Объем выплат, наоборот, вырос на 2% — до 175 млрд рублей. В 2017 году средняя выплата по ОСАГО выросла на 10% — до 75 800 рублей, при этом, по данным РСА, средняя цена полиса составила 5800 рублей. Для семей с невысокими доходами, к слову, это весьма заметная сумма.

Эксперт констатирует: дисбаланс в сегменте ОСАГО продолжает расти, соотношение совокупных выплат к премиям за год выросло до 78,8% (годом ранее — 73%).

А если добавить сюда разрешенные законом расходы на ведение дел (20% от собранных премий), отчисления в общий страховой фонд РСА (3%) и обязанность резервирования средств на покрытие будущих убытков, то становится очевидным, что экономика обязательного для автомобилистов страхования автогражданской ответственности «не сходится». И, к сожалению, это не только проблема рынка. Плохую экономику продукта страховщики, естественно, стараются переложить на потребителя.

После существенного изменения курса рубля в конце 2014 года, которое кратно увеличило стоимость автозапчастей на иномарки, ситуация с выплатами по ОСАГО в России стала критической.

Начался тихий, а потом и откровенный саботаж страховщиков в низкорентабельных регионах: отказы в продаже ОСАГО «из-за отсутствия бланков», прямое навязывание дополнительных услуг, закрытие точек продаж, искусственное создание очередей, откровенная волокита с выплатами.

Ситуацию сделали еще более сложной автоюристы. По оценкам РСА, объем этого рынка в 2017 году составил почти 20 млрд рублей. В числе лидеров по убыткам — регионы Северного Кавказа, где выплаты превышают премии в 2-3 раза (в частности, в Карачаево-Черкессии, Дагестане, Северной Осетии). В число убыточных попали и такие крупные по числу заключенных договоров регионы, как Краснодарский край (выплаты превысили премии на 18%), Нижегородская область (на 35%), Ростовская область (на 26%).

Парадокс в том, что автоюристов как масштабное явление породил сам страховой рынок, который теперь сам не знает, что с этим делать. Отношение к потребителю как к слабому участнику сделки, безнаказанное затягивание выплат, необоснованное урезание сумм возмещения, а то и вовсе отказы с опорой на юридическую казуистику создали спрос на автоюристов и подорвали доверие к страховщикам.

Правоохранители придерживаются позиции, что уголовно наказуемо страховое мошенничество — это фальсификация аварии, получение страховки по поддельным документам и прочие действия, четко попадающие под тот или иной состав УК РФ. А когда, опираясь на действующее законодательство, юридически грамотные граждане «оптимизируют» процесс — это вопрос не к полиции.

Опасная свобода

Надо сказать, что, козыряя этим набором вполне объективных аргументов, страховщики уже не первый год добиваются повышения тарифов, а в идеале — их либерализации, то есть предоставления рынку права устанавливать цену самостоятельно в зависимости от реальной экономики в том или ином регионе при соблюдении определенных правил.

Очевидно, что это приведет к росту цен на автогражданку. Интересно и то, что гарантированный спрос явно не способствовал повышению эффективности внутри самих страховых компаний, оптимизации бизнес-процессов, созданию современных IT-платформ, внедрению новых технологий и инструментов управления сетью. Грядущая либерализация тарифов означает, что всю эту неэффективность (а она будет только расти) будет вынужден оплачивать потребитель.

Большое количество жалоб на применение коэффициента бонус-малус (КБМ) — действующего инструмента обеспечения справедливости цены — и продолжающийся рост числа обращений ставят под сомнение эффективность дальнейшей детализации коэффициентов, используемых для расчета базового тарифа.

Конечно, многие считают справедливым, что нарушители и лихачи будут платить больше, а добросовестные аккуратные автомобилисты — меньше. Но сколько они готовы за это платить? Справедливости ценообразования можно будет достичь только в том случае, когда страховщики перестанут «умышленно» ошибаться. Поэтому ужесточение ответственности за подобные нарушения необходимо.

Нужно разработать механизм, при котором гражданин, добросовестно соблюдающий закон и являющийся потерпевшей стороной в ДТП, имел бы право на возмещение убытков вне зависимости от того, есть ли полис у другого участника аварии или нет. Страховая компания должна возмещать страховые убытки добросовестному автовладельцу, а дальше взыскивать через суд убытки с незаконопослушной стороны. Это стало бы хорошей компенсацией для потребителя.