Отверженные и неконтролируемые

0
373
В жизни каждого человека может произойти несчастный случай, нагрянуть болезнь, которая изменит жизнь до неузнаваемости. И тогда на помощь должны прийти близкие люди, но не у всех  есть  достойная родня и друзья. Кто-то не смог создать семью, кому-то пришлось пережить тяжесть расставания с самыми близкими. В заботливом социальном государстве должны исправно функционировать и финансироваться службы, готовые оказывать оперативно или на постоянной основе необходимый уход и лечение одиноким больным людям.
Воскресенское Управление социальной защиты населения выполняет  огромный объем работ, но помочь всем нуждающимся в помощи, как показывает практика, не представляется возможным.
Жительница Воскресенска Власова Карина Георгиевна всегда была модницей. Лет двадцать назад она приобрела 1/3 дома на ул. Островского (пос. за «Сотым»), и с тех пор одна проживала в своем небольшом жилище. Родственников  у нее в городе не было, подруги и друзья к ней особо не наведывались, но с соседями она ладила и приветливо общалась. Окружающие всегда видели эту немолодую женщину ухоженной, в ярких нарядах и макияже.
Три года  назад с ней случилось несчастье – она попала в больницу с инсультом. Оттуда её привезли домой в лежачем состоянии. Из-за инсульта у Карины Георгиевны  парализовало руку, речевой аппарат. Ставили  на ноги  Карину Георгиевну  дружными усилиями сотрудниц управления соцзащиты и соседей по дому. Помогали восстанавливать речь, разрабатывать руку, покупали ей лекарства и продукты питания, кормили и поили. Соседи и специалисты управления соцзащиты уже  решили, что самое страшное позади, но они ошиблись.
По-видимому, кровоизлияние в мозг стало причиной    расстройства  рассудка и психических отклонений. В периоды обострения Карина Георгиевна стала проявлять неадекватные  эмоции и отношение  к окружающим людям. Она стала кричать и в буквальном смысле бросаться с кулаками на своих помощников. По словам заведующей  отделом  социального обслуживания населения и по делам инвалидов  Управления соцзащиты Администрации Воскресенского района Косаревой Ольги Валерьевны,  за Власовой К.Г. по очереди закрепляли двух сотрудниц соцзащиты, только наладить работу с ней на продолжительный период времени никому не удалось. Сосед Власовой   Владимир это подтвердил: «Сначала у сотрудниц соцзащиты выстраивались нормальные отношения, но в какой-то момент что-то в голове Карины Георгиевны происходило, и она начинала людей отталкивать, ругаться  и прогонять их. Так было не только с  представителями соцзащиты. Так было с моей мамой, так было с еще одной соседкой».
По словам  Владимира, его  больная соседка с каждым днем всё сильнее погружалась в свой выдуманный мир, чаще проявляла негатив  не только к людям, но и к ценным вещам реального мира. Денежные купюры своей пенсии она рвала на мелкие кусочки, уничтожала одежду и прочие вещи в своем доме, доведя жилище до жуткого состояния, а летом не единожды снимала с себя одежду и  обнаженной гуляла по улице.
— Учитывая  ее неадекватное состояние и отношение к окружающим,  тяжелое физическое состояние,    мы считаем, что ее нужно определить в специальное учреждение, где она будет получать помощь, где ее будут лечить, кормить и вообще контролировать ее, — считает  Владимир. —  Конечно, такой явной агрессии, например, буйства  никакого не было. Она, конечно, относительно тихая, но  беспомощная. Правая рука у нее уже не рабочая.  Карина Георгиевна читает библию, замкнувшись в себе. К сожалению, содержание в спецприютах для подобных лиц не бесплатное, одной ее пенсии не хватит, а доплачивать за нее некому.
Соседи вызывали докторов-психиатров, больную увозили, но через сутки возвращали. Как говорят специалисты в сфере социальной защиты населения, все психоневрологические диспансеры переполнены, поэтому умалишенную легче называть здоровой и оправлять восвояси. Чтобы психически больного человека, тем более не имеющего  родственников, определить в специальное учреждение, нужно собрать «море документов». В Воскресенском районе людей с помрачившимся рассудком около 160 человек. Часто даже при наличии активных родственников возникают проблемы с оформлением документов. Гораздо сложнее, когда родственников нет или они отказались от своего больного близкого. Проблема не только в том, что сотрудники управления соцзащиты не в состоянии оформить всех «психов»  куда полагается. Само Государство не создало правовые и материально-технические условия для лечения больных и оперативной изоляции их от общества.
Осенью этого года за накопленные долги представители газовой службы отключили  жилище Власовой К.Г. от газоснабжения. В любой момент энергетики ей могут отключить электроэнергию. Всё это сильно возмущает соседа Власовой  Владимира:
— Отключая в доме больного человека газоснабжение, наши энергослужбы обрекают его на верную смерть. Как ей жить при минусовой температуре? Как она себе пищу готовить будет? Разве это справедливо с точки зрения социального государства? Кроме того, это создает большой риск для нас. На что пойдет человек, чтобы согреться. Где гарантии, что в больном воображении соседки не возникнет мысль разжечь костер, чтобы сварить суп,  прям посреди комнаты?
Как  живет без газа и отопления Карина Георгиевна? —  мы вообще не представляем.  Спасают ее лишь соседи, которые несмотря на всплески неадекватных эмоций со стороны больной, продолжают совершать гуманные поступки.
***
Государство несколько лет назад  решило «освободить» детские дома, создав систему мотиваций для приемных родителей и опекунов. Дети должны воспитываться в семьях. Иное дело – это люди, лишившиеся рассудка. Сегодня Государство ими практически не занимается, что создает массу трудностей и неприятностей для родственников и соседей душевнобольных. За последний год к нам в редакцию обратились около десяти человек с просьбой опубликовать статьи про их «чудных» и местами опасных соседей. В одном из рассказов воскресенцев  местная  душевнобольная престарелая горожанка завела в своей квартире более тридцати кошек. Кошки ходят в туалет неизвестно куда, стали массово болеть неизвестно чем. Неожиданно в квартире душевнобольной что-то случилось с канализацией.  Возможно, ей работники ЖКХ установили на трубу заглушку из-за долгов. Старушка стала выбрасывать отходы жизнедеятельности с балкона на улицу. Соседи искали способ привлечь к своей проблеме внимание общественности и госорганов. Несколько историй рассказали нам о деяниях «свихнувшихся» от злоупотребления алкоголем.  За хулиганства этих людей спросить не с кого, а избавиться от опасного соседства не представляется возможным – очень сложная процедура.
Получается так, что время само лечит проблемы с душевнобольными. Когда-нибудь они умирают, тем более, если их оставляют без тепла и еды. Тогда и делать ничего не надо будет. Проблема исчезает сама собой.
Сергей Рудаков